+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2006 г.

Из поэтических тетрадей

И НЫНЕ…
Владимир Бенедиктов

Над нами те ж, как древле, небеса,
И так же льют нам благ своих потоки,
И в наши дни творятся чудеса,
И в наши дни являются пророки.

Бог не устал – Бог шествует вперед;
Мир борется с враждебной силой змия.
Там – зрит слепой, там – мертвый восстает;
Исаия жив, и жив Иеремия.

Не истощил Господь Своих даров.
Не оскудел верховной благодатью –
Он все творит. И Библия миров
Не замкнута последнею печатью.

Кто духом жив, в ком вера не мертва,
Кто сознает всю животворность Слова,
Тот всюду зрит наитье божества
И слышит все, что говорит Иегова.

И, разогнав кудесничества чад,
В природе он усмотрит святость чуда,
И не распнет он Слово, как Пилат,
И не предаст он Слово, как Иуда,

И брата он, как Каин, не сразит,
Гонимого с радушной лаской примет,
Смирением надменных пристыдит,
И слабого, и падшего подымет.

Не унывай, о малодушный род!
Не падайте, о племена земные!
Бог не устал – Бог шествует вперед;
Мир борется с враждебной силой змия.


Владимир Зыбкин

Когда Христа за слово благодати
Вели на суд неправедный, людской,
Он мысленно готовился к распятью
И потому молчал перед толпой.

Ругательства, насмешки, поношенья
Со всех сторон – от черни до вождей…
Он молча шел, ни на одно мгновенье
Не забывая миссии Своей.

И в час, когда все силы ада били,
Сомкнув уста в запекшейся крови,
Христос молчал, чтоб мы заговорили
На новом языке Его любви.


ПРОЗРЕВШИЙ
Сергей Сапоненко

Я был слепым и у дорог сидел,
прося у мира в скорби подаянья,
а мимо проходили сотни тел,
хранящих неизбывное молчанье.

Вдруг я услышал, что идет Христос,
и прокричал я: «Господи, помилуй!
Дай силы выжить среди тысяч гроз,
открой мне очи, мой Спаситель милый!»

И Он коснулся сердца моего,
оно прозрело в тот момент чудесный,
с тех пор я вижу вечность и Его,
Ему пою я бесконечно песню.


ДЕТДОМ
Наталья Щеглова

Серые стены,
мрачный забор,
Детства поруганного позор
Окна ослепли от пролитых слез –
Вот он,
тот страшный детдом,
Где я рос.
Голод в душе,
казарма,
муштра…

К замку сиротства привыкнуть пора.
Нам говорят,
что отца у нас нет,
Он-де легенда и выдумка, бред…
Стопы бумажных дел
перерыв,
Я обращаюсь
в библейский архив,
С дрожью
несу я страницы
к лицу –

Кто мне поможет вернуться к Отцу?
…Наша Земля – огромный детдом,
Пусты глазницы
озонных окон,
В этом детдоме разбитых сердец
Ищет тебя
твой Небесный Отец.


Юрий Каминский

Ни верный друг, ни враг лукавый,
Льешь мед словесный ты иль нем,
Никто не должен мне, но, слава
Всевышнему, я должен всем.

Я должен матери и сыну,
Отцу я должен и жене,
И всем, кто в страшную годину
Горел на медленном огне.

Я должен вору и блуднице,
Младенцу должен и святой,
Тому, кто скипетром кичится
И кто всю жизнь на «ты» с метлой.

Столкнусь я с нищим или с боссом,
С мыслителем иль с дураком –
Я должен всем и, кровь из носу,
Останусь вечным должником.

Я должен всем! Пусть даже боком
Мне выйдут эти вот стихи.
Я должен всем, поскольку Богом
Оплачены мои грехи.


Аполлон Коринфский

Он приходил не к тем, кто горд
Своим умом и знаньем тленным,
Не к тем, кто счастлив и богат,
А к угнетенным и смиренным.
Не жертвы – милости хотел;
К тем приникал Он чутким слухом,
Кто был из малых меньше всех –
Богатый сердцем, нищий духом;
К тем, кто под жизненным ярмом
Стоял над бездною паденья, –
К тем нес Он правды семена
И свет любви и возрожденья…
Он говорил: «Кто удручен,
Обременен, скорбит душою –
Придите все ко Мне, и Я
Вас в лоне веры упокою!»
Горят учителя слова
Неугасимыми огнями;
Он всех зовет на путь любви,
В день скорби Он – повсюду с нами.


Смотрю на пройденный мной путь,
Свои безумства в нем считаю
И скорбной мыслью повторяю:
«О Боже! Милостив мне будь!..»
Как грешный мытарь, я стою
У двери, в храм войти не смея, –
Перед Тобой благоговея,
Всем сердцем песнь Тебе пою…
Мой дух давно к Тебе летел, –
Прими ж напев моей цевницы
Последней лептою вдовицы!
В нем – все, что я сберечь сумел.

Архив