+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 2006 г.

Эволюционизм – мировая религия?

Игорь Савич

Вряд ли Дарвин, выпуская в свет в 1859 году свою книгу «Происхождение видов», мог предположить последствия ее влияния на общество. Благодаря состоянию науки того времени, научный мир встретил теорию эволюции с большим энтузиазмом. Наконец-то было получено объяснение, откуда все произошло. И хотя сам Ч. Дарвин был весьма осторожен в своих выводах (в прошлом он получил богословское образование), его последователи смело взялись за дело, и вот спустя сто пятьдесят лет идеи эволюционизма проникли почти во все сферы нашей жизни. Некоторые говорят, что по своему влиянию на общество книгу Дарвина можно сравнить разве что с Библией. И это весьма символично. И та и другая книги представляют собой систему взглядов на мир и в конечном итоге формируют наше мировоззрение.

Возьмите любой учебник по биологии и в разделе, касающемся происхождения жизни, идеи эволюционизма трактуются как само собой разумеющиеся и давно доказанные. Но так ли это?

И хотя издание называлось «Происхождение видов», как сказал известный биолог Эрнст Майр, Дарвин никогда в действительности не обсуждал проблему происхождения видов на страницах своей книги (цит. по Г. М. Моррис и Г. Е. Паркер, 1994). Он лишь говорил о естественном отборе как средстве выживания, о необходимости приспособления и, в конечном случае, изменении организмов. Ни Дарвин, ни его многочисленные последователи не смогли привести ни одного примера появления нового вида под действием естественного отбора. Никогда никто не видел, чтобы под воздействием естественного отбора и борьбы за существование заяц превратился бы в лисицу. Заяц может измениться как угодно: форма головы, цвет меха, длина ушей, длина ног и т. д., но он всегда останется зайцем.

Ни один эволюционист не ответит вам, как действует эволюция: почему в прошлом в течение сотен миллионов лет происходило непрерывное усложнение организмов? Какая сила заставляла видоизменяться животных и растения в сторону непрерывного усложнения? Именно таков принцип эволюции, и он используется не только в биологии. Простая логика подсказывает, что чем проще организм, тем больше он имеет преимуществ перед более сложным. Ему легче найти пищу, он более неприхотлив. Были затрачены колоссальные средства для выявления так называемого механизма эволюции, но все безрезультатно.

Лет пятьдесят назад, казалось, блеснул свет. Двигателем эволюции были объявлены мутации. Однако при более тщательных и всесторонних исследованиях оказалось, что мутации ничего хорошего не приносят. Мутации только портят хорошо отлаженный механизм живых организмов. С помощью направленных мутаций можно получить организмы с заданными свойствами (высоколизиновая кукуруза, микроорганизмы – суперпродуценты некоторых веществ), полезными для человека, но это генетические уроды, и существование их длится ровно столько, сколько человек заботится о них. Если их оставить в естественном окружении, они неминуемо вымрут, или произойдет возврат к дикому естественному типу.

Существует второй закон термодинамики, подтвержденный всеми естественными науками, который гласит, что всякая система стремится к деградации и упадку, а не к усложнению. Весь эволюционный процесс живых организмов прямо противоречит этому закону. Не найдена сила, которая смогла бы противостоять упадку и разрушению живых организмов. Известно, что сотни тысяч видов животных и растений уже вымерли. У большинства сохранившихся видов все больше накапливаются вредные генетические изменения.

Еще один очень простой вопрос: почему никто не наблюдал эволюционных процессов ни в течение последних ста пятидесяти лет (когда была провозглашена эволюционная теория), ни в нашей повседневной жизни? Конечно, любой эволюционист вам ответит: «Разве вы не знаете, что для эволюционных процессов необходимы миллионы лет?» Да, конечно, это нам известно, но должны же быть многочисленные организмы, развитие которых еще не завершилось и приспособленность к окружающей среде не достигла высшей точки. Должны быть миллионы таких организмов, ведь нет той силы, которая может остановить эволюционный процесс. Проблема состоит в том, что не найдено ни одного живого организма, который бы находился в промежуточном состоянии по приспособленности. Ни одного! Все живые организмы идеально приспособлены к тем условиям, где они обитают.

А что говорит палеонтология? За сотни лет накоплен громадный фактический материал, который, конечно, должен подтверждать эволюционную теорию. Из земли извлечены окаменевшие остатки миллионов самых разнообразных существ. Некоторые из них очень хорошо сохранились. Конечно, в учебниках биологии вы найдете массу рисунков, показывающих, как из одного организма путем постепенного развития вследствие естественного отбора (в течение миллионов лет, разумеется) постепенно произошло современное животное. Парадокс заключается в том, что не найдено ни одного ископаемого организма, который бы мог претендовать на роль промежуточного звена между вымершим и живущим ныне организмом! Ни одного! В течение сотен миллионов лет, на которые ссылаются сторонники эволюционизма, земная кора должна быть буквально нашпигована вымершими промежуточными формами. Промежуточной формы не найдено ни одной.

Более того, в порядке расположения ископаемых остатков в разных геологических слоях также не найдено никакой закономерности по временной шкале геологических эпох. Это значит, что более примитивные, древние, формы находили в молодых геологических отложениях, и, наоборот, сравнительно сложные формы организмов находили в таких слоях, где полагалось быть только самым примитивным организмам. Случались настоящие конфузы, когда в одном и том же геологическом слое находили вполне развитую форму и его предполагаемого отдаленного предка, что уж, конечно, никак не вязалось с эволюционным подходом. Остается совершенно необъяснимым тот факт, что некоторые организмы претерпевали эволюционные изменения, а другие так и оставались без изменений на протяжении миллионов лет (летучие мыши, рыба латимерия, морские звезды).

Вершиной эволюционного процесса является человек, и найти промежуточное звено между каким-либо обезьяноподобным предком и человеком было бы весьма заманчиво. Увы, ни промежуточного звена, ни обезьяноподобного предка так и не нашли.

«Профессор Х. Кофин писал, что, вероятно, ни одна область палеонтологии не пострадала так от недостатка серьезных научных исследований, как изучение человеческих ископаемых. Нигде мы не встречаем такого разнообразия интерпретаций без опоры на вещественные доказательства и большого числа приложивших к ним свою руку авторов, потому что лишь в немногих областях науки желаемое так легко принималось за действительное» (цит. по У. Дж. Гласхауэр, 1994). Стенды университетских музеев продолжают волновать умы посетителей и студентов звероподобными лицами полулюдей-полуживотных с проблесками разума в глазах под низко надвинутыми лбами (см. фото). Однако мало кто подозревает, что это всего лишь отражение фантазии художника, а не научно доказанные факты.

Что же делает столь живучей теорию, против которой имеется столько уничтожающих фактов? Прежде всего «научность». Усилия многих ученых-христиан были направлены на попытки ввести в систему образования альтернативную теорию – креационизм (креационизм – от английского слова creation – творение). И каждый раз наталкивались на стандартную отговорку официальных лиц: «Вы пытаетесь протащить в учебные заведения религию». Но позвольте, если все имеющиеся научные факты говорят за креационизм, то не является ли последняя теория более научной, нежели эволюционизм?!

Вторая причина – привлекательность эволюционизма как «настоящей» науки. Это возможность, прежде всего, проводить самые различные исследования, выдвигать гипотезы, доказывать их или отвергать, проводить симпозиумы, одним словом, делать науку. Несколько лет назад я прочел несколько лекций о креационизме на биофаке в светском университете города Алматы. Реакция была – разочарование. Слушатели ожидали услышать что-то из ряда вон выходящее, над которым стоило бы работать, а оказалось – все создано заранее. Надо просто прочитать первые несколько глав Библии. Это же неинтересно! Все уже известно.

Третья причина – это сознательный или бессознательный бунт против Бога.

Человек все пытается сделать сам. Он всего может достичь, приложив определенные усилия. Человек уже научился выводить довольно быстро нужные ему породы животных, сорта растений. Почему бы не взяться и за регулирование эволюционного процесса? А последствия? Человек ответствен лишь перед самим собой. Он венец всего. Бог ему уже больше не нужен. Он сам себя поставил на пьедестал и поклоняется только себе. Это ли не религия? Причем религия, достигшая мирового масштаба.

Безусловно, каждый вправе распоряжаться собственной судьбой и верить во что ему вздумается. Только зачем это называть наукой, с одной стороны, и объявлять религией альтернативную теорию, подтверждаемую результатами исследований палеонтологии, космологии, биологии, математики, геологии и т. д.?!

Почти две тысячи лет назад апостол Павел, абсолютно не подозревая о драматической борьбе, которая развернется между креационизмом и эволюционизмом, писал: «Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны... Они заменили истину Божью ложью и поклонялись и служили твари вместо Творца...» (Рим. 1:19–20, 25).

Последствия эволюционного мировоззрения становятся все более ощутимы в нашем мире. Это – уменьшение количества браков, ослабление рабочей этики, увеличение числа самоубийств, беспорядочных связей, усиление потакания своим слабостям, распространение порнографии, рост нудизма в обществе, терпимость к однополым бракам.

Этот список можно было бы продолжить, но вопрос в другом. Может ли человек разумный (Homo sapiens) придерживаться мировоззрения, которое медленно, но верно ведет его к гибели и моральной деградации? По логике – нет, а на деле? Человек, мудрствуя, все дальше уходит от Бога, придумывая все новые философские системы, нагромождая умозаключения там, где все просто и ясно. Как написано: «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира, и униженное, и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее» (1 Кор. 1:27–28).

Может быть, проще и честнее признать себя посрамленными и с покаянием обратиться к Богу, Который по Своей благодати и любви простит и поможет.

Архив