+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2006 г.

Стартовая площадка

Надежда Орлова

«И не приходило то на сердце человеку»

Почему так сказано только о рае? Почему только Эдем не может представить себе человек? А ад может? Почему в Писании мы так час­­то встречаем описание ада и ник­то не сомневается в том, что он изображен достаточно наглядно? Почему при том же описании рая тем не менее следует оговорка: не можете себе представить, не можете вообразить, и даже никогда не при­дет такое на ум?

Что легче понять нам: ужасы ада или красоту рая? Скорее всего, ад будет выглядеть в нашем вооб­ра­жении реалистичнее. Почему? Нап­ример, многие люди убеждены, что рай – скучное место. Человек будет вечно бродить по цветущему саду и играть на арфе (так описал рай Марк Твен, и многие с ним согла­си­лись). Игра на арфе вызывает стой­кую ассоциацию с ненавистными гам­мами и раздраженной учитель­ницей из музыкальной школы. Боль­шинство не хочет такого рая. В этом видна ограниченность доброй фан­та­зии в человеке. Странно, но прек­расное – музыка и сад – вызывают неприятные воспоминания. Библия говорит нам: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что при­го­товил Бог любящим Его» (1Кор. 2:9).

Про муки ада такого не сказано. Представить ад легче, чем рай. Почему? Потому что это нам ближе, потому что зло – наше врожденное качество, а добро – приобретенное, благодаря рождению свыше, кото­рое переживают не все.

Человек наделен способностью к творчеству, стремлением к нему, богатым воображением. Миллионы созданных книжных миров, кино­картин, художественных полотен, скульп­­­тур, архитектурных памят­ни­ков доказывают это. Опираясь на реальные прототипы, художник от­талкивается от них и дает свободный полет своей фантазии. Красота и во­площение мечты дают миру шедевры искусства.

Куда же улетают эти мечты, к че­му они стремятся, от чего оттал­ки­ва­ются? Направления в искусстве различны, все их названия не знают даже преданные поклонники, а ра­зобраться в классификации уж тем более под силу только узким спе­циалистам. Однако рядовой зритель всегда даст четкое определение: доброе или злое.

Какие герои в книге, спектакле, фильме выглядят ярче, инди­виду­аль­нее? Конечно, отрицательные. Лю­бой актер скажет, что играть злодея легче, чем добродетельного героя. Для создания образа последнего не­обходим поиск, как сделать добрую речь запоминающейся, не впасть в морализаторство и скучное нраво­учение, которое зрителю не пон­ра­вится. Вот почему экраны теле­ви­зоров залиты кровью и полны сцена­ми насилия – и создать легче, и смот­реть будут охотнее и больше.

Если вы читали фантастику, то видели, с каким упоением и как убе­дительно выписаны монстры, черные маги, чудища. Как представляет че­ловечество свое будущее в этих сказ­ках для взрослых? Железными монстрами, лязгающими непомер­ным количеством паучьих лап, бря­цающими бластерами и лазерными мечами. И это – предел людских на­дежд на будущее? Вы когда-нибудь читали фантастическую книгу, где герои были бы прекрасны, совер­шен­ны, безупречны и морально, и физически? Если – да, то это, ско­рее, исключение, чем правило. Не приходит на ум хотя бы Тысячелетнее царство, неинтересно его описы­вать, скучно. А может быть, просто «не приходит на сердце»?

Глядя на картины художников прош­лых веков, на одухотворенные лица святых, мадонн, много­чис­лен­ные образы Христа, люди пора­жа­ют­ся их красоте и не могут создать не только что-то лучшее, но хотя бы подобное. Не так давно в каталоге книг предлагали самоучитель по рисованию «Копируем шедевры ве­ликих мастеров. Шаг за шагом». Это все, что остается деградирующему миру. Настоящий художник, писа­тель, скульптор верит в Создателя. Эта вера дает ему вдохновенные образы красоты и добра. Вели­чест­венные произведения Бетховена, Бортнянского, Генделя и Листа бы­ли вдохновлены Божественной ве­рой, что жила в их сердцах.

Вкусив плод дерева познания добра и зла, человек ярко и отчет­ливо видит зло, а добро «теперь мы видим, как бы сквозь тусклое стекло, гадательно» (1Кор.13:12). И это слова одного из величайших апостолов!

Человек создан по образу и по­добию своего Небесного Отца, по­этому он всегда будет стремиться к творчеству. Но творчество может быть созидательным, а может быть разрушительным. Созидательное творчество пробуждает лучшие ка­чества души, побуждает к добрым делам, к поискам высшего и ду­ховного смысла в жизни. Разру­ши­тель­ное творчество толкает на пре­ступ­ление, поднимает все темное и гни­лое, что есть в натуре человека, взы­вая к животным инстинктам и вы­­­с­­вобождая их. Удивительно, даже написав эти строки, чувствую, что в голове больше слов и красочных вы­ражений, которые описывают «пло­­­хую» часть рассуждений, а вот по­добрать добрые эпитеты сложнее – все кажется надуманным и ста­н­дартным.

Изначально «плохой плацдарм», от которого можно оттолкнуться в своем развитии и творчестве, в нас занимает огромную площадь. А вот «добрая стартовая площадка» на­много меньше. На ней трудней раз­бежаться и оттолкнуться. Поэтому ее надо увеличивать, расчищать, го­то­вить и использовать в своем труде. А главное, помнить, что мы вызы­ва­ем у наших слушателей и зрителей, когда обращаемся к ним через свое творчество: добрые образы и мысли или разрушительную энергию зла? А это будет зависеть от того, от чего отталкиваемся мы сами, от какой стартовой площадки.

Архив