+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2006 г.

Превосходящая разумение...

Елена Шилижинская

Сколько об этом сказано, сколь­­ко написано, спето! Но, по­ка сам не почувствуешь боли, пусть не­большой, разве поймешь?

А тебе, конечно, знакома боль? Маленький порез, чуть видная ран­ка ноет, дер­га­ет... Теперь представь боль (к счастью, только в твоем во­об­ра­жении) от одного уда­ра пле­тью из кожаных ремней раз­ной длины. Вот один из них опоясал все тело, про­никнув в кожу и слившись с ней на мгно­вение. Эта жгучая по­ло­са про­шла по реб­рам, спине, ру­кам, замкнув кру­гом дикую боль. Другой плавно и методично лег, на­дор­вав местами кожу. Следую­щий – словно спичкой о коро­бок... Удар один, ремней мно­го. Кро­ва­вые по­лосы ноют, дергают... Новый удар пов­то­ряет кровавый орна­мент. И так – удар за ударом, удар за ударом, удар за ударом... Кожа в клочьях, и открытые раны под па­ля­щим солнцем приносят тебе му­чи­тель­ные страдания. Боль дикая во всем теле, все тело – сплошная боль.

Никто не собирается тебя оста­вить в твоем страдании. Теперь на тебя, израненного, надевают одеж­ду. Ощути, как она, пропитанная кровью, прилипает к ра­зор­ванной плоти твоего естества... На твоей го­лове венок из терна. Его шипы, ост­рые и длинные, царапают лоб, впи­ваются в виски. Тебя бьют пал­кой, плюют и насмехаются. Эти из­де­­ва­тельства несправедливы, не­снос­­ны, но обидчиков твоих это не сму­щает и не волнует. Плевки и на­с­меш­ки сыплются на тебя нескон­чае­мым потоком, и перед твоим взо­­ром мелькают одинаково звериные лица, хохочущие неистово. Бесовский хоровод набирает ско­рость: плевок, удар, хохот; плевок, удар хохот; плевок...

Жуткая тя­жесть на твоей спине. Это твой соб­ственный крест. Неси его. Ты упал? Смотри, он сейчас те­бя раздавит... Впрочем, крест нести тебе помо­жет один прохожий, но ви­сеть на нем тебе. Я не спешу пред­ложить тебе представить, как ржавые гвозди насквозь проби­ва­ют запястья, как ты висишь под жгу­чим солн­цем, стра­дая от малей­ше­го шеве­ле­ния и даже вздоха. Это и для меня не­постижимо. Но постигни то, что так очевидно: ты этого сто­ишь. Поче­му?! Да потому, что ты прес­туп­ник: вор, убийца, лжец... Ты гово­ришь, что ничего в жизни не брал чужого. Но ты крал покой у ближних ссо­ра­­ми и упреками. Ты говоришь, что не убивал. А сколько раз, обуре­ваемый ненавистью и злобой, ты желал недоброго на­чаль­нику, со­служивцу, соседу, по­путчику, на­тупившему в толчее на больную мозоль твою? Про ложь и говорить не стоит. Если ты скажешь, что ни­когда не лгал, это будет еще одна ложь. Разве об этом ты мечтал в детстве? Ты же хотел быть полез­ным и нужным, добрым и спра­вед­ли­вым... А выходит – преступником стал?! За все твои преступления возмездие – смерть. Оправдаться невозможно. Но как только при­знаешь свою вину перед Богом и пой­мешь, что за все твои прес­туп­ления казнили Невинного, услы­шишь другой приговор Высшего Судии: «Жизнь вечная»! Этот дар невозможно понять. Его можно только принять или отвергнуть. Вы­бор есть, и он за тобой!

Архив