+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2006 г.

Помощь с небес

Станислав Кураш

В течение сорока лет я барахтался в трясине безумного мира. Господь по Своей великой любви на протяжении всей моей жизни спасал от смерти, оказывал великую милость, стучал в мое закрытое сердце. Но я полагался только на свой разум, и гордыня осуетившегося нечестивца засасывала все глубже и глубже, я упорно не желал раскрыть сердце Творцу.

Наконец, после очередного наказания я в полубессозна­тель­ном состоянии упал на колени пе­ред Спасителем, прося о помощи.

Господь услышал мой стон и, в который раз проявив чудеса величайшей любви, вырвал меня из когтей дьявола. Я покаялся.

Примирившись с Господом, часто вспоминаю события того времени, когда я проходил долиною смертной тени.

Случай, который произошел со мной на далеком севере, и по сей день будоражит мое воображение.

...Мы с бригадой строителей находились в одном из отдаленных рабочих поселков Центральной Сибири. На сотни километров от поселка простиралась тайга. Время было летнее. В один из выходных дней я решил сходить в лес за грибами. Никому ничего не сказав, я взял с собою ведро и перочинный ножик и отправился в тайгу. День выдался пасмурным, на небе сплошная облачность. Дорога из поселка в лес перешла в тропу, которая разветвлялась на отдельные тропинки. В лесу я старался не выпускать из виду дорогу, по которой шел. В тайге деревья растут и лежат вповалку и гниют рядом, но разница в возрасте до тысячи лет и более. Вот лежит поваленная ураганом огромная лиственница, корень которой напоминает перевернутый грузовик. Обойдя такое дерево, невольно теряешь ориентир, а дальше непроходимая чаща кустарника и молодых деревьев.

Так, походя по лесу около часа, я вдруг с ужасом заметил, что тропа, по которой только что шел, оборвалась. Вернулся назад, как мне тогда казалось, но ни слева, ни справа дороги или тропинки не было. Взволнованный, но еще не осознавая всего происходящего, я начал метаться из стороны в сторону и окончательно заблудился. А затем почему-то с быстрого шага я перешел на бег. В тот момент мне казалось, что бегом я быстрее вспомню какие-либо знакомые места.

Я бежал через валежники, прорывался через густой кустарник, лес становился все гуще и гуще. Пробежав километров десять в одном направлении, я по какой-то причине сворачивал резко вправо или влево. Неожиданно сквозь густой молодняк я заметил большую, ровную, зеленую поляну. Обрадовавшись, что с ровного места наконец могу осмотреться, рванул сквозь кустарник, царапая лицо и руки.

Выскочив из кустарника на так называемую «поляну», я понял, что это не поляна, – я очутился по пояс в болоте, поросшем сплошь зеленой ряской и водорослями.

Холодная вода мгновенно отрезвила мой рассудок.

Поцарапанный, мокрый от пота и воды, я сел на берегу и отдался во власть комара и мошки.

Бегать уже не могу. Идти? Куда? На небе сплошные тучи. Где север, я видел по деревьям. Но куда идти? Где поселок – не имел ни малейшего представления. День склонялся к вечеру. По рассказам местных жителей, в тайге было много зверья, и напоминание об этом еще более удручало мое состояние. Искать меня никто не станет, потому как не знают, куда я пошел.

Найдя увесистую дубину, начал колотить ею по пустому ведру. Грибы найденные выбросил. Мне тогда было не до грибов. Постучав для самоутверждения, призадумался. Положение становилось критическим.

И вот в этот момент в моем сознании родилась та спасительная мысль, которая может прийти только от Бога.

Я ясно и отчетливо почувствовал, кто мне сейчас поможет. При этой мысли вскочил на ноги в поисках подходящего места. Сколько раз в экстренных ситуациях обращался к Господу!

В детстве тонул. В армии у меня не раскрывался парашют. В молодости носился на «Яве». Меня называли покойником в отпуску, потенциальным самоубийцей. Аварии, травмы... Всего не перечесть. Но всегда при словах: «Боже!» или «Господи!» оставался в живых. Господь в последнюю минуту выхватывал меня из лап смерти. Брал на руки. Ставил на безопасное место. Нежно говорил, чтобы я так больше не делал. Но по слепому неведению, что творишь грех, и вопреки здравому смыслу продолжал гнать адреналин в своей крови.

Сознание о том, что сейчас вырвусь из таежного плена, настолько отчетливо прояснило мою голову, что я сразу почему-то успокоился. Я знал, что мне нужно делать!

Мне необходимо было помолиться. Со всей серьезностью стал выбирать дерево, которое как можно лучше подходило для этого случая. В тот момент для меня было важно, чтобы дерево, под которым я склонюсь на колени, было как можно красивее, стройнее и чище. Чтобы оно было, как кафедра в Доме молитвы. И вот, обняв руками красивую березу, стал на колени и начал молиться, как тридцать лет назад. Какое это было красивое детство! Я молился вслух. Со слезами просил по-детски. Молиться я тогда не умел: «Господи! Помоги! Выведи на дорогу. Я знаю, только Ты один можешь мне помочь!»

Когда я помолился и успокоился, мне стало намного лучше. Сознание того, что я заблудился, не покидало, но страха уже не было. Молитва укрепила мои силы и придала уверенности.

Выбрав одно из направлений (отправной точкой было болото), я пошел. Пробираясь и всмат­ри­ва­ясь сквозь чащу в пасмурное небо, мне вдруг пока­залось впереди какое-то строение. То, что я уви­дел, иначе, как чудом, не назо­вешь. Сквозь небольшой просвет в кроне дерева я отчет­ли­во увидел пожарную вышку. Расстояние до нее было метров около трехсот. Строение находи­лось на окраине поселка. С ее высоты пожарники наблюдают за тайгой.

Радости моей не было границ. Под ноги я уже не смотрел. Возбужденный, что-то пел или кричал, падал, вставал, но вышку из поля зрения не терял. Она, это я сейчас осознаю, как бы говорила: «Смотри! Вот, я твой Господом посланный маяк». И Спаситель подтверждает: «Да, Я есть путь. Иди на Мой маяк. Не бойся, Я с тобой, только веруй».

Мокрый, грязный, ободранный и оборванный, искусанный комарами, но счастливый, я наконец выбрался к поселку. И я верю, что в тот момент Господь, глядя на меня, радостно улыбался с небес.

Тогда, будучи эгоистично слепым и глупым, я не оценил по достоинству ту любовь и милость, которая может быть только у великого и чудного Творца. В настоящее время, с глубокой ответственностью осознавая, что я Его дитя, бесконечно благодарен за Его всепрощающую милость, долготерпение и любовь.

Архив