+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2006 г.

Граф Николай фон Цинцендорф

Руфь Такер

Одним из самых выдаю­щих­ся миссионеров начала XVIII века был граф Николай Людвиг фон Цин­цендорф, германский пиетист и ре­ли­гиозный реформатор, основатель Герн­гутской братской общины. Ве­лик его вклад в дело благовестия.

Родился он в Дрездене в 1700 го­ду. Его семья принадлежала к выс­шему обществу Германии. Ранняя смерть его отца и второе заму­жест­во его матери привели к тому, что он вырос в семье своей бабушки и те­ти, ревностных приверженцев пиетизма. В 10-лет­нем возрасте Николая отправили в Галле для учебы в «Педагогиуме», учебном заведении А. Франке, который оказал на него боль­шое влияние. Годы спустя Николай с дру­гими молодыми людьми орга­ни­зо­вал в Галле орден «Горчичное зер­но» – христианское братство, целью которого было любить все чело­ве­че­ство и благовествовать.

В шестнадцатилетнем возрасте Николай Цинцендорф поступил в Вит­тенберг­ский университет. Испол­няя волю се­мьи, он изучал здесь право, гото­вясь к карьере на госу­дар­ст­­­вен­ном поприще. Много вре­ме­ни он уделял и изучению Библии, трудов Лютера и писаний пиетистов. Его теоло­ги­чес­кая позиция была близка по­зи­ции М. Лютера.

В эти годы Цин­цендорф много пу­те­шест­во­вал, встречаясь с предста­ви­теля­ми раз­личных церквей. Об одном его пу­тешествии, окончив­шем­ся для него его личным обраще­нием, рас­ска­зы­ва­ют сле­дую­щее. Однажды богатый молодой дворя­нин, направ­ляясь в Париж в ве­ликолепном экипаже, проезжал через Дюс­сельдорф. Он был богат, образован и умен. Мир открывал ему все свои сокровища, и вся его жизнь была впе­ре­ди. Пока его лошади отдыхали, он решил посе­тить зна­ме­нитую картин­ную гале­рею этого го­рода. Его внимание привлекла кар­тина Стен­бер­га «Распятие». Он читал и пере­чи­ты­вал текст, на­­пи­сан­ный под картиной: «Это Я сделал для тебя, а что ты сделал для Меня?», и не мог от него оторваться. Эти слова врезались в его сердце. Любовь Хри­ста проникала в его душу и захватывала его. Проходили часы. Наступала ночь. Сторож вежливо пре­дупредил, что залы галереи за­крываются. Ночь наступила, но в его жизни, до сих пор свет­ской, под­ни­малась заря вечной жизни. Это был граф Цин­цен­дорф, ставший извест­ным служи­те­лем Христовым. Вер­нувшись в гостиницу, он сел в эки­паж, но не для того, чтобы ехать в Париж, а чтобы вернуться домой.

С этого часа он резко изменил свою жизнь: положил ее, свое со­стоя­ние, свое имя к ногам Того, Кто произнес в его сердце слова: «Это Я сделал для тебя, а что ты сделал для Меня?»

Возможность стать активным хрис­тианином Цинцендорфу вскоре предоставилась. В 1722 году фран­цузские протестанты претерпевали сильные гонения за веру. Их братья на границе с Германией, в Богемии и Моравии, тоже страдали. Покинув родину, чтобы остаться верными сво­ей совести, Моравские братья (оставшиеся из богемской церкви) нашли в графе Цинцендорфе зас­туп­ника и благодетеля. Он предо­ста­вил беженцам из Чехии и Мора­вии име­ние Бертельсдорф и постро­ил для них селение Гернгут. Сюда при­хо­дили, прослышав о деятельности гра­­фа, все больше беженцев. По­я­ви­лись и проблемы. Из-за раз­лич­ных религиозных убеж­дений быв­ших беженцев не раз подверга­лось опас­ности их единство. В 1727 году атмосфера в Гернгуте изме­ни­лась к лучшему. Апогеем духовного возрождения общества было бого­служение 13 августа с вечерей Гос­подней. По словам свидетелей, в этот день «пришел Святой Дух в Гернгут». С тех пор здесь царст­во­­вали ярко выраженный дух един­ст­ва и сильная зависимость от Гос­пода. Было организовано кру­гло­суточное беспрерывное молит­вен­ное бодрствование в продолжение це­лой недели. Это проводилось в течение более ста лет.

Участие в миссии между­народ­но­го масштаба Цинцендорф принял через несколько лет после про­буж­дения в Гернгуте. Однажды Цин­цен­дорф был приглашен на коронацию датского короля Христиана VI. Его по­знакомили с уверовавшими грен­ланд­цами и чернокожим рабом с Ка­рибских островов. Их убеди­тель­ная просьба прислать миссионеров на их родину глубоко тронула Цин­цендорфа, и он пригласил раба в Гернгут. Не прошло и года, как двое гернгутеров отправились на далекие острова. И за последующие два десятилетия гернгутеры послали на разные континенты больше мис­сионеров, чем весь протестантский мир за предшествующие двести лет. Сам Цин­цен­дорф в 1738 году со­про­вож­дал трех пос­ланцев Хри­с­­то­вых под­дер­жать ранее посланных на Ка­рибские острова. На­ла­див мис­сио­нер­скую работу на этих ост­ровах, он вер­нулся в Ев­ро­пу, но че­рез два года Цин­цендорф прибыл уже на Аме­риканский кон­ти­нент к ко­лонистам. Там он нес служение вместе с бра­тья­ми, благовествовавшими индейцам. Он боролся за еди­нение протестантских цер­квей, за единство тела Христова, но не имел ус­пе­ха. Цинцендорф искал но­вые пути для благовестия, призвал двад­цать новых мис­сио­не­ров для благо­вестия среди индейцев. Орга­ни­зо­вав работу по служению индей­цам, Цинцендорф возвра­тил­ся в Гер­манию. Самому ему было не­лег­ко побороть свою аристокра­тичес­кую надменность и пред­убеж­дение. Он открыто говорил, что жизнь в ди­кой местности, непос­ред­ственно сре­ди индейцев, для него тяжела. Однако это не уменьшало его во­одушевле­ния от благовестия среди индейцев. Цин­цендорф, пер­во­про­ход­чик и пионер миссионер­ства, 33 года руководил охваты­ваю­щей мир сетью мис­сио­неров, ко­торые сле­до­вали его ука­заниям. Все они зара­батывали себе сами на жизнь, пле­чом к плечу тру­дясь с теми, кому благовествовали. Само собою под­ра­зумевалось, что они тем, кого ве­ли к вере, должны были быть приме­ром в следовании Слову Божьему и своей жизнью, становясь на одну ступень с ними. Их благой вестью была любовь Христа, до­ве­рие к Не­му и общение с Ним. Слу­жение для них стояло на первом месте. Жела­тельно было, чтобы молодые мис­сио­неры оставались холостыми, но если кто-то обя­за­тель­но хотел же­ниться, он получал жену по жребию. Примером в этом для благо­вест­ни­ков был сам Цин­цен­дорф, остав­лявший свою жену и детей, когда уез­жал на другой континент. Его жизнь в десятилетнем добровольном изгнании делала семейную жизнь нелегкой. Об­щест­венные и пра­во­вые вопросы их семьи решала его трудолюбивая жена Эрдмут. Он горь­ко оплакивал смерть своей же­ны. Биограф Цин­цендорфа вспо­ми­нал: «Скорбь гра­фа по умершей жене усугублялась его раскаянием в том, что он мало заботился о ней, забыв, что она женщина, же­на и мать». Умер Николай Людвиг фон Цинцендорф в Гернгуте 9 мая 1760 года.

Трудно оценить вклад графа фон Цин­цен­дор­фа в дело благовестия народам. Лич­ность его для благо­вес­тия имеет ог­ромное значение. Он отличался прямотой, воз­вы­шенной и благородной натурой. Его вера, усердие и любовь к Спасите­лю, богатство его опыта и бо­го­словские труды стали источниками обильного назидания. Вся его жизнь была посвящена благу Вселенской Церкви Христа.

Архив