+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2005 г.

Моя цель – ободрять Церковь

Кристиан Гревинг

Я вырос в семье, где было принято каждое воскре- сенье ходить в церковь.Мой отец следил за тем, чтобы все дети присут­ст­во­вали на богослужениях. Между тем цер­ковь не интересовала меня по раз­ным причинам. Одной из них была малочисленность молодежи. Наша церковь была не­большой и плохо посе­щае­мой. Во время бо­го­служений я спал. И моя жизнь по­тек­ла в со­вершенно ином на­прав­ле­нии, чем это хотелось отцу.

Я еще был «продуктивным» в том смысле, что продолжал ходить в школу, заниматься спортом, но в то же время у меня появились серьез­ные проблемы с алкоголем. По выходным я очень много пил, ходил на все вечеринки. В 18 лет я мог вы­пить за раз 6 бутылок пи­ва, не чув­ствуя опьянения. Я при­учил свой организм к алкоголю. Мне кажется: еще немного – и я стал бы алко­го­ли­ком. Итак, пре­об­ла­дающее влияние на мою жизнь оказывали вече­рин­ки с упо­треб­ле­нием алкоголя. Я был на пути в про­пасть. Для меня не су­щест­во­ва­ли ника­кие авторитеты. Мои от­но­ше­ния с властями и полицией опреде­ля­лись одним желанием – не по­пасть­ся. Удивляюсь, что я вообще смог сдать выпускные экзамены в шко­ле. К счастью, я «оч­нулся» не от ка­кой-либо тра­ге­дии, а оттого, что мой отец заме­тил, что я опускаюсь на дно. И я по­нял, что если буду так продолжать, то окажусь не там, где надо. Пораз­мыс­лив над этим, я в 18 лет пус­тил­ся в путь, ведущий ко Христу и про­дол­жавшийся до моего 20-ле­тия. Я исс­ле­до­вал много разных вещей. За­ни­мался немного миро­выми рели­гия­ми, но они не привлек­ли меня. Присматривался к политике, раз­ду­мывал, пойти ли мне в мир биз­не­са или стать спорт­­­сме­ном. Я прос­то искал ин­те­ресную возмож­ность применить мою жизнь. И благодаря одному человеку, ко­то­рый дал мне ответ на мой вопрос: «Почему я здесь?», – я понял, что мне надо по­сле­до­вать за Христом и Его уче­ни­ем и принять Его жерт­ву на крес­те. В 20 лет я последний раз был пьяным. Три месяца спус­тя я пуб­лич­но объя­вил в церкви, что ре­шил сле­до­вать за Христом.

Другой причиной, почему я рань­­ше не последовал за Христом, были хан­жество и лицемерие не­ко­торых христиан. Я всегда считал: если стану христианином, то по-настоящему. Так я и сделал. Вско­ре пос­ле моего уверования я при­мкнул к сту­ден­чес­кой группе из нашего университета, которая со­биралась поехать летом в Брази­лию на мис­сионерскую работу. Мы должны были построить там забор для молодежного лагеря. То есть наша работа не была не­по­средст­вен­но мис­сионерским служе­нием, но эту работу мы мог­ли выпол­нять, не зная пор­ту­галь­ского языка. Итак, мы впятером отпра­ви­лись туда на вспо­мо­гательные работы. Группа миссио­не­ров произвела на меня огромное впечатление. Я по­ду­мал: да, это действительно заме­чательные люди! Одаренные, со­лид­ные, они от всего сердца по­свя­тили себя служению, в их гла­зах горел огонь. Я хотел быть та­ким, как они. И в кон­це того лета мы решили: когда-нибудь мы вер­нем­ся и будем сами миссио­нера­ми!

В то время мы только начали учебу в университете. А наше ре­ше­ние означало вернуться до­мой и подготовиться к миссио­нер­ско­му служению. Я стал посещать со­от­вет­ствующие семинары и по­лу­чил теологическое образование. Это про­бу­дило во мне интерес к бла­говес­тию, чтению Библии и пре­пода­ва­тельской работе. Це­лью моей учебы была поездка в Бра­зи­лию. В то время я еще не на­ме­ре­вался посвя­тить всю свою жизнь миссии. Я ду­мал, что поеду в Бразилию на четы­ре-пять лет, а по­том вернусь домой и займусь чем-нибудь другим. Но, закан­чи­вая теологический факуль­тет, я по­нял, что хочу посвятить мис­сии всю мою оставшуюся жизнь.

– Как получилось, что Вы начали писать книги?

– Пока мои универ­си­тет­ские дру­зья заканчивали уче­бу, я в те­че­ние двух лет совершал служение в одной из церквей в Майа­ми (Фло­ри­да). Это было, если так можно вы­ра­­зить­ся, на пути в Бра­зи­лию. Там в моей жизни произо­ш­ло два прек­расных события: я нашел мою жену и об­на­ружил страсть к лите­ра­туре. Меня по­про­сили писать статьи для еже­не­дель­ного цер­ков­ного бюллетеня – всего лишь коротенькую ста­тейку. Ее нужно было сдавать по сре­дам. Во вторник вече­ром я уходил в свой кабинет и про­водил там 4–5 часов над этой ста­тьей. Тогда я уже понимал, как мне нра­вится пи­сать. И я получал благо­же­ла­тель­ные отзывы от людей: «Пос­лу­шай, это было действительно здорово! Тебе нужно продолжать эту ра­бо­ту».

Духовный дар – это то, что тебе нравится делать и что дру­гим хо­чет­ся, чтобы ты делал. А мне нра­ви­лось писать, и людям, по всей видимости, нравилось то, что я пи­сал. Приехав в Бразилию, я при­вез с собой все эти статьи, объе­ди­нил их в одну рукопись, назвав ее «На наковальне», и отправил в ад­рес 15 издательств. Пятнадца­тое изда­тель­ство сказало «да». Так я начал пи­сать.

– Одна из Ваших последних книг «Дело не во мне». Представляю, как нелегко, будучи знаменитым и находясь в центре внимания общественности, воплотить в жизнь Вашу позицию. Как Вам удается удержать равновесие между вниманием со стороны света и послушанием Богу?

– «Дело не во мне» – это фи­ло­софия о желании жить «лучше». Эта философия ориен­ти­рует нашу жизнь следующим обра­зом: при­чи­на нашего пребывания на этой земле заключается в том, что­бы возвеличить дело Божие. Я заме­тил, что эта философия обус­лов­лена культурой, потому что боль­­шинство из нас считают, что на­ше пребывание здесь заклю­ча­ет­ся в том, чтобы возвеличить са­мих себя. Если мы так думаем и делаем все, чтобы выдвинуться, чего-то добиться в этой жиз­ни, выс­та­вить себя в выгод­ном свете, тогда жизнь не функ­цио­нирует. И если только я в центре вни­мания, все делается только ради меня, тогда как объяс­нить рак, ав­то­мо­биль­ные ката­ст­рофы, тер­акты в Рос­сии, ураганы во Флори­де? Если все вертится только вок­руг нас, тог­да, видимо, что-то осно­ватель­но пере­меша­лось и пере­путалось, поскольку у нас не всег­да все хо­ро­шо полу­ча­ется. Ду­маю, что Библия учит нас обрат­но­му: все за­клю­чается толь­ко в Боге, все су­ще­ствует для Бога, и Бог хо­чет по­ка­зать нам Свою си­лу и спо­соб­ность спасти нас. Иног­да Он делает это через благосло­ве­ния, иногда – через бремя. Кни­га «Де­ло не во мне» призывает нас най­ти свое место во вселенной. Мы су­щест­ву­ем для того, чтобы Он мог исполь­зо­вать нас, мы су­щест­ву­ем, чтобы отра­жать Его. То есть книга учит нас не сосре­дото­чи­вать все наши помыс­лы на соб­ст­вен­ной пер­­соне, а начать настоящую жизнь с Богом.

– На какие группы людей нацелены Ваши книги?

– Мне нравится писать для лю­дей, которые не любят читать. Я пи­шу как для христиан, которым не­пло­хо было бы внести некую струк­туру в свою жизнь, так и для не­хрис­тиан, ищущих ответы на вопросы веры. Больше всего меня сти­му­ли­руют слова: «Вообще-то я никогда не читаю, но твои вещи я прочел». Час­то я слышу от женщин: «Мой муж во­об­ще-то никог­да не читает, но твои книги он про­чи­тал». И тогда мне действительно приятно писать книги!

– Вы сказали, что пишете для христиан и нехристиан. Как нехристиане реагируют на Ваши книги?

– Нехристиане часто го­ворят, что мои книги помогли им, потому что они легко читаются. Я делаю это не намеренно. Дело в том, что, про­по­ведуя в церкви, я стараюсь в крат­чайший срок установить связь со слушателями. Мои про­по­веди на доступном языке, так сказать, по­нятны посетителям. Наверное, по­это­му мои книги нра­вятся и не­христианам.

– Где Вы находите вдохновение, идеи для своих проповедей и книг, которые, как мы видим, глубоко трогают сердца многих людей?

– Все мои проповеди бази­ру­ются на темах, которые наше цер­ков­ное руководство считает акту­аль­ными для церкви на дан­ный мо­мент. Сейчас как раз выхо­дит книга «Жажда». Цель книги за­клю­чается в том, чтобы помочь людям в наше напряженное вре­мя, вре­мя инфор­мационного стресса, найти Божье присутствие, успокоиться, сделать для себя что-то хорошее. Мы пьем воду, чтобы поддерживать жизнь нашего тела. Моя книга пред­лагает анало­гич­ное: пить воду для души. Эта идея возникла в беседах с на­шими цер­ковными руководителями. Они гово­рят: «Мы изнуряем наших слу­жи­телей. Им приходится так тя­же­ло трудиться: и дома, и в церкви, и на работе. Что можно сде­лать, чтобы по­мочь им рассла­биться и „пить“?» Так возникло это наз­ва­ние «Жаж­да». Это только один при­мер. Все мои книги созда­ны на базе моих проповедей, кото­рые я произнес в церкви. Хотелось бы похвастаться более гран­диозным планом, но я его не имею. У меня один-един­ст­венный план – обод­рить мою цер­ковь. А из этого обыч­­но получается книга.

– Есть ли у Вас какая-то миссия, какая-то высшая цель, которую Вы хотели бы достичь своими книгами?

– Хотелось бы продолжать пи­сать. Я пишу в год по одной книге для взрослых и по две-три детские книги. Для меня это хороший темп. Иногда это немного пугает меня, но до сих пор все хорошо полу­ча­лось. На данный момент я написал около 20 книг для взрослых. Ду­маю, что если Бог мне поможет, я смогу написать еще 40–50 книг, прежде чем покину эту землю. Это было бы хорошим вкладом в об­щество. Все мы читаем книги, написанные людьми, которые уже давно умерли. То есть мы ос­тав­ляем вклад на этой земле для тех, которые придут после нас. Не знаю, надолго ли, но мне это нра­вится.

– Каково Ваше личное видение для Вашей жизни?

– Мне хотелось бы стать из­вестным как пастор, который лю­бил свою церковь, ободрял людей и очень заботился о своей семье.

– В Вашей детской книге с картинками «Херми – совершенно обычная гусеница» рассказывается та же история, что и в книге для взрослых «Стать похожим на Иисуса». Чем отличается работа над книгами для детей от работы над книгами для взрослых?

– Писать для детей дей­ст­ви­тель­но легче. Язык проще. Дети гораздо менее требовательны и не так критичны. Им просто нра­вятся инте­ресные истории. Я тоже всегда лю­бил интересные ис­то­рии, честно. Итак, если я вижу, что пер­вые строки моей истории «ра­бо­­та­ют», то про­дол­жить очень лег­ко. Внести струк­туру в действие труднее. Но если ты мо­жешь выду­мать диалог на языке ребенка, это доставляет огромное удовольствие. Когда я перестану работать для церкви (это навер­няка когда-нибудь произойдет), я бы хотел свои последние 15–20 лет писать для детей.

– Кто является Вашим личным примером в Библии?

– Помимо Христа, моим лич­ным примером в Библии явля­ется Петр. Он такой несдержан­ный, та­кой «земной». Мне это зна­комо. Сейчас я обычно думаю, прежде чем что-то сказать. Раньше я шел в дру­гом направлении: в моей жизни преобладали бахвальство, лом­бард, наркотики, татуировка и т. д. Я был не очень изыскан в куль­тур­ном отношении, да и сегодня еще не могу о себе этого сказать. Я рос сыном механика в Западном Теха­се, из меня мог бы выйти мотоцик­лист-рокер с 15 жен­щина­ми. Так что я отождествляю себя с Петром, потому что он такой гру­бо­ватый, крутой тип. То, что Бог так изменил его, дает таким людям, как мы, большую надежду.

– Что теряют люди, не принявшие Христа?

– Думаю, что прежде всего они упускают обещанное спасение – сознание, что эта жизнь является лишь «разминкой» для будущей жизни. Мы находимся здесь лишь для того, чтобы принять некоторые принципиальные решения, а по­том идти дальше. Они упускают грандиозную вещь – спасение. Этот мир не задуман как наш вечный дом. Осознание того, что Бог спасает нас только бла­го­даря крестной смерти Иису­са Хрис­та за нас, – вот самое глав­ное, что человек может упустить.

Если люди верят, что есть веч­ная жизнь, но не верят в Хри­ста, тогда у них остается един­ст­вен­ный выбор – самому себя спасти: по­средством добрых дел, хороших знаний, хороших чувств. Проб­ле­ма только в том, что ни у кого нет ру­ко­водства, как спасти себя. Биб­лия описывает, как Бог спас нас. Ты можешь либо принять это, либо отвергнуть. Итак, если ты отвер­гаешь Христа, ты отвергаешь на­дежду на свое спасение. А ведь это самый большой подарок.

– Как Вы молитесь?

– Иногда я молюсь спо­ра­ди­чес­ки, с перерывами, иногда у меня все хорошо обстоит с молитвой, иног­да – не очень. Я стараюсь ра­но вста­вать и проводить неко­то­рое время в общении с Богом. Вчера это не получилось, и я сожа­лел об этом весь остаток дня, по­то­му что весь день был какой-то тяжелый. Как будто весь мир мне на нервы действовал. Молитва мне дейст­ви­тельно помогает. Но тем не ме­нее... Если мои дочери не звонят мне каждый час, я ведь не оби­жа­юсь. Я все равно люблю их и забо­чусь о них. Я не думаю, что Бог хо­чет, чтобы мы рассмат­ри­ва­ли мо­лит­ву как жесткую дисцип­ли­ну, де­лающую нас более прият­ны­ми в Его глазах. Молитва – это по­с­­­то­ян­ная беседа с нашим Небес­ным Отцом. Иногда мне удается эта беседа, иногда она оставляет же­лать лучшего.

– Что делать, если у кого-то возникают проблемы с молитвой?

– Я бы сказал: не будь слиш­ком требовательным к себе. Я думаю, что иногда дисциплину, не­обхо­ди­мую в христианской жиз­ни, мы очень быстро преобра­зо­вы­ваем в жесткую правовую систему, кото­рая нас угнетает, вместо того что­бы помочь. Итак, не суди себя слиш­ком строго. Все мы могли бы молиться больше, но и все мы мо­лим­ся больше, чем нам ка­жется. С Божьей перспективы, молитва – это не только беседа между Отцом и человеком, но вообще наша жизнь в при­сут­ствии Бога. Когда мать обни­мает ре­бен­ка, то это молитва благодарности. Если отец гне­ва­ется на ре­бенка, то это мо­лит­­ва за ребенка. По­это­му если твоя молит­венная жизнь медлен­но развивается, не уны­вай – это со временем изменится.

– Назовите самый счастливый момент в Вашей жизни.

– Самым счастливым в жизни я был, когда мне, 20-лет­не­му, мой друг объяснил, что Бог может простить мне все, что я на­тво­рил за эти 20 лет. Это был ве­ликий день! Самый важный день в моей жизни, потому что натворил я действительно много. Я ни­ко­го и ничего не боялся и не ува­жал ни властей, ни женщин. Я зло­употреблял моим организмом. Я нахо­дил­­ся на неверном пути. Об­на­ружить, что еще не все потеря­но, что я имею еще один шанс по­пробовать заново начать жизнь, что Бог дей­ст­вительно меня любит, и было для меня самым счаст­ли­вым мо­мен­том.

– Какие ценности родители должны передать своим детям?

– Во-первых: ничто на свете не сможет заставить меня пере­стать тебя любить. Может быть, иногда мне захочется по всей спра­вед­ли­вости наказать тебя, но моя лю­бовь к тебе от этого не пре­кра­тит­ся. Думаю, что это самое важное, что мы должны донести до наших детей. Мы, родители, долж­ны быть для детей надежной пристанью, защитой. Тогда это будет боль­шим подарком для них.

– Безоговорочная любовь! В Вашей жизни, несомненно, много стресса. Как Вы справляетесь со стрессом, будучи пастором, писателем, мужем, отцом?

– Иногда не очень хорошо. Ес­ли мне удается не упустить из виду приоритеты, если я дейст­ви­тельно стараюсь и не забываю, что Бог дает мне силы выполнить мое при­звание, тогда у меня все хоро­шо. Я склонен к тому, чтобы гово­рить «да» по отношению ко многим де­лам. Удовлетворять нужды людей, делать их довольными создает мне репутацию. Мне иногда трудно сказать «нет». Сегодня при­ш­ло два приглашения из-за океа­на, мне очень хотелось бы принять их. Но, сделав это, я пренебрегу моей ответственностью перед се­мьей и перед церковью. Для меня боль­шая проб­лема: знать, когда ска­зать «да», а когда – «нет». В основ­ном я справляюсь с этой задачей непло­хо. Но иногда это могло бы быть и лучше.

– Часто кажется, что христиане оказывают лишь незначительное влияние на общество и политику, особенно в Европе. Как Вы думаете, в чем причина?

– Я не уверен, что согласен с сутью вопроса. Я знаю, внешне выглядит так, будто мы оказываем лишь незначительное влияние. Но Иисус сказал, что Царство Божие подобно горчичному зерну. Гор­чич­ное зерно – самое маленькое из всех зерен. Если положить его на ла­донь, то его почти не видно. Но ес­ли его посадить, то из него вы­рас­тет большое дерево, в вет­вях ко­то­рого птицы да­же могут свить се­бе гнезда. Иногда мне кажется, что в некоторых об­щест­венных группах вера христиан все еще по­добна горчичному зер­ну. В другом обществе оно уже давно прев­ра­ти­лось в дерево и ока­зывает влия­ние на прини­мае­мые решения, на работу прави­тель­ства. Но, воз­мож­но, есть стра­ны, о которых мы можем сказать: мы только что по­сеяли здесь зер­на. Когда-нибудь и здесь произой­дут перемены. Так что мы не долж­ны вешать голову. Мы можем быть уверены: все будет по Божьему гра­фику...

Перевод Марии Винс

С Максом Лукадо беседовал Кристиан Гревинг

Архив