+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2005 г.

Из поэтических тетрадей

Николай Гумилев

Одиноко-незрячее солнце смотрело на страны,
Где безумье и ужас от века застыли на всем,
Где гора в отдаленье казалась взъерошенным псом,
Где клокочущей черною медью дышали вулканы.

Были сумерки мира.

Но на небе внезапно качнулась широкая тень,
И кометы, что мчались, как волки, свирепы и грубы,
И сшибались друг с другом, оскалив железные зубы,
Закружились, встревоженным воем приветствуя день.

Был испуг ожиданья.

И в терновом венке, под которым сочилася кровь,
Вышла тонкая девушка, нежная в синем сиянье,
И серебряным плугом упорную взрезала новь,
Сочетанья планет ей назначили имя: Страданье.

Это было спасенье.


ПОДОРОЖНИК МОЛИТВЫ
Сергей Сапоненко

Когда изранишь душу невзначай,
ты не ищи у докторов лекарства,
чтобы изгнать бесцветную печаль,
что застилает время и пространство.

Когда не знаешь, как продолжить путь,
темно и скользко, словно зимней ночью,
а ураган не прекращает дуть,
тебе погибель скорую пророча, –

как подорожник, к ранам приложи
молитвы освежающей прохладу –
и убегут болезни из души,
и расцветет она весенним садом.



ИИСУС
Константин Прохоров
Ин. 1:1–18

Господь Христос – и Бог, и Человек,
Сын Человеческий, Сын Божий...
Рожденный в славной вечности, и все же 
Младенцем ставший в грубый римский век.

Из недра Отчего Сын промыслом чудесным
Был без жены рожден на небесах.
Не знавшей мужа, знавшей Божий страх,
Марии стал Он первенцем прелестным.

И потому столь дивен Иисус,
Небесное с земным соединяя,
И всемогущество вполне являя,
И немощей влача убогий груз.

То уставал Он, в отдыхе нуждался,
И жаждал, и алкал, как все в пути...
То по волнам вдруг начинал идти,
И шторм на море тотчас прекращался.

То удивлялся вере одного
И плакал о неверии народа,
То исцелял недуг любого рода,
И Лазарь шел из гроба своего...

Меж двух разбойников к кресту приговорен,
Взял одного из них в обитель рая.
Все муки претерпев и умирая,
Все той же властью обладает Он!

И ангелов пасхальный громкий глас,
Что смерть над Господом уже не властна...
Бог Человеком стал – о, не напрасно! 
Чтоб ближе к Богу каждый был из нас.  


Владимир Набоков
И видел я: стемнели неба своды,
и облака прервали свой полет,
и времени остановился ход...
Все замерло. Реки умолкли воды.
Седой туман сошел на берега,
и, наклонив над влагою рога,
козлы не пили. Стадо на откосах
не двигалось. Пастух, поднявши посох,
оцепенел с простертою рукой,
взор устремляя ввысь; а над рекой,
над рощей пальм, вершины опустивших, 
хоть воздух был бестрепетен и нем, 
повисли птицы на крылах застывших.
Все замерло. Ждал чутко Вифлеем...

И вдруг в листве проснулся чудный ропот,
и стая птиц звенящая взвилась,
и прозвучал копыт веселый топот,
и водных струй послышался мне шепот,
и пастуха вдруг песня раздалась!
А вдалеке, развея сумрак серый,
как некий крест, божественно-светла,
звезда зажглась над вспыхнувшей пещерой,
где в этот миг Мария родила.


Лидия Гапонюк

Смиренье глупым непонятно,
Для гордых – гибель и позор.
Мир судит обо всем превратно,
Его покорность – это сор.

Иной трепещет перед сильным,
Пред властелином и вождем,
А кто-то лебезит обильно
Пред вором, мафией, умом.

Кому-то хочется в одежде
Благочестивость показать.
Отшельники пустынь в надежде
Святыми в рубищах предстать.

Смиренномудрие от Бога
Дарует людям благодать.
Одна всегда к нему дорога –
Всем сердцем Господа взыскать. 


ВИФЛЕЕМСКАЯ ЗВЕЗДА
Валентина Новомирова

На пологе звездном полночного неба,
Над спящей во мраке землей
Звезда откровенья, звезда Вифлеема
Взошла христианской зарей.

Мир спал безмятежно в объятиях ночи,
Не видел, не слышал, не знал,
Что в эту минуту сошлись в одной точке
Конец и Начало начал.

О новой эпохе ничто не вещало,
Лишь только на небе звезда
В поющем безмолвии ярко сияла,
Дремали в долинах стада.

Пошли пастухи за счастливой звездою –
Она освещала им путь,
Вела в Вифлеем и влекла за собою
На Божьего Сына взглянуть.

Волхвы-мудрецы из далекого края 
Шли той же дорогой, за той же звездой.
Им древние книги давно предсказали
О дивном Младенце с великой судьбой.

Они поклонились рожденному Богу,
Младенцу, что в яслях лежал.
«Се Сын Мой возлюбленный»  – ясно и строго
Глас Божий в сердцах их звучал.

В ту ночь к Вифлеему вели все дороги,
Но кто бы поверил, кто знал,
Что тяготы мира и немощи многих
На плечи Свои Новорожденный взял.

Мир спал безмятежно, не видел, не слышал,
Как ангелы пели с небес,
Как в гимнах хвалы поднималась все выше
Звезда вифлеемская – чудо чудес.

Две тысячи лет эту ночь отделяют,
И прошлое скрыто от нас навсегда,
Но, как и тогда, вдохновенно сияет
Над миром Господним Господня звезда.

Архив