+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2005 г.

И Он достучался

Ольга Лейченко

У меня было нелегкое детство. С пьющим и дерущимся отцом. Я дала клятву, что у меня будет непьющий муж.

Тот, кого я полюбила, не пил, был развит и образован. У нас с ним было так много общего. Я долго не думала. Раз мы любим друг друга, кто может нам помешать? И мы соединились с ним. Жили в счастье, что нашли друг друга.

И произошло неизбежное. Я забеременела. Конечно, он не отказался от меня, ведь он был самым лучшим на свете. Мы расписались и ждали нашего ребенка. Муж мой учился в институте и ра­бо­тал в комитете комсомола (он отвечал за борьбу с религией). Мы часто ходили к баптистам, чтобы сказать им, что Бога нет; приходили к ним на служения, как волки в овечьей шкуре, чтобы выр­вать кого-нибудь из «религиозных лап».

И вот наступил долгожданный день – наша девочка по­яви­лась на свет. Она была такой боль­шой, красивой. Но что это? Откуда такая тре­вога на сердце? Мне сообщили, что она, когда сосет, си­не­ет. В плохое я не верила. Бывает. Но с каждым днем ей становилось все хуже и хуже. Мне перестали ее носить на кормление, сказав: если проживет больше недели, увезут под систему в детскую больницу.

Кому молиться? Тому, в Кого не веришь? Поэтому не мо­ли­лась, а просто, как все, надеялась на чудо. Но чуда не произошло. На пятые сутки она умерла. Говорят, смерть новорожденного легче перенести. Поверьте: это не так. Прошло уже двадцать лет, но до сих пор этот день вспоминаю со скорбью и мучением. Невоз­можно сказать ей, что я ее люблю, и часто ду­ма­ет­ся, какой бы она выросла.

А тогда просто не хотелось больше жить. Врач пришла в палату и при всех пренебрежительно, почти крича, сказала, что мне рожать нельзя, я рожаю уродов. Вскрытие показало, что у моей дочери серд­це состояло из трех камер вместо четырех, вместо аорты была вена, а вместо вены аорта. Врачи удив­ля­лись, как она с таким уродством вообще прожила так долго.

Представьте мое состояние: тебе двадцать лет, рядом любимый человек, а жизнь кончена. Если не будет детей, зачем жить, зря коп­тить воздух?..

Сейчас я понимаю, что Тот, Кого я отвергала, был рядом. А тогда на душе просто появилась злость и протест. Как? Это у меня не будет детей?! Решила подождать, потом родить. Но я не беременела. В это время мы начали сильно ссо­рить­ся с мужем по поводу и без повода. Сейчас я понимаю, что во многом была моя вина, а тогда казалось, что виноват во всем только он.

Мы продолжали ходить к бап­тис­там, и я с обидой раненого зверя спрашивала: «Если Бог есть, почему тогда Он допустил, чтобы моя девочка умерла? Что я Ему сде­ла­ла?» Пастор молча улыбался и, наверное, молился за нас в тот момент. Теперь я думаю, что тогда мы бросили Богу вызов.

И вот наконец-то долгожданная беременность, которая проходила очень тяжело – в больнице, под системой. И тут узнаем но­вость: мужа забирают в армию. Это в двадцать шесть с половиной лет! Все против нас! Родственники тоже против нас, они не хотели, чтобы мы поженились.

Многие мне говорили: «Ты не можешь родить нормального ре­бен­ка». Я поднимала голову к небу в немой мольбе. При этом я не верила в Бога. Но, понимаете, Бог в меня тогда верил!

Мне так хотелось родить девочку взамен той, потерянной. И я родила девочку. Она была копией той. Но абсолютно здорова! Врачи собирали консилиум и осмат­рива­ли ее очень тщательно, но изъянов не было!

И тут пришла другая беда: вне-запно умерла моя мама, и я осталась с ребенком одна. Муж в армии. Отец в запое.

Помню день ее похорон. Я прос­нулась с ощущением, что внутри меня светит приятный желтый свет, с которым мне очень хорошо. Когда я проснулась, то подумала: что такое хорошее сейчас со мной произошло? Это Бог Своей любящей рукой тогда коснулся меня и дал облегчение, горе как будто ото­шло.

Муж из армии писал письма, что у него нет никого дороже меня и дочери. Небо было в алмазах. Он обещал мне сказочную жизнь, как только вернется.

Прошло два года. Муж пришел из армии. И я вздохнула сво­бодно. Казалось, что теперь все бу­дет хорошо. Через некоторое вре­мя я почувствовала, что он стал каким-то другим.

Однажды он мне сказал: «Зна­ешь, я не уверен, что ты – та, кто мне нужен. Я хочу еще поискать».

В этот день я как будто умерла. Мир стал черно-белым. Мои на­деж­ды и мечты разрушились. Я еще пыталась бороться за возвра­щение в семью мужа. Но он откро­венно говорил мне: не любил, не люблю и любить не буду!

Что делать? Куда обратиться? Пойти в православную церковь и поставить свечку? Кому? Ведь я никого не знаю, кто мог бы мне помочь.

Подруги искренне пытались отвлечь меня, приводили ко мне интересных мужчин знакомиться. Но мне никто не был мил. У меня началась затяжная депрессия. И даже ребе­нок, который рос здо­ровым, не мог утешить и расше­ве­лить меня.

Я стала злая и агрессивная. Муж увлекся экстрасенсорикой. У него по­яви­лись клиенты, жен­щи­ны. Он постоянно общался с кос­мо­сом и духовными учителями. Пы­тал­ся пристрастить и меня, но я со­противлялась. Уже тогда во мне стала зреть какая-то другая по­треб­­ность и непримиримость к этим занятиям. За те два года мы много раз сходились и расхо­ди­лись, следствием чего оказы­ва­лись аборты. В конце концов я почувствовала, что все: больше не могу! Больше нет сил!

Один наш друг как-то позвонил мне и попросил сходить с ним в церковь, где поют странные песни и на стене проектором высве­чи­вают слова этих песен.

Помню, как я зашла в выкупленный Дом культуры и первое, что мне бросилось в глаза, – это сло­ва:

Следуй за Мной, когда враг искушает,
Следуй за Мной, когда друг изменяет,
Следуй за Мной – не оставлю тебя!
Следуй, о, следуй за Мной!

Меня как будто окутало покоем и светом.

Со мной что-то произошло, я ста­ла рыдать. Все горе, которое было во мне, стало изливаться в слезах, я не могла успокоиться, хо­тя я не любитель плакать, всегда предпочитала просто, сцепив зу­бы, держать все в себе. В течение двух месяцев я прибегала в цер­ковь каждый четверг и воскресенье. И плакала, плакала... Чувствовала, что выгляжу глупо, хотелось остановиться, но это было выше моих сил.

Я не знала, к кому я обращалась, но говорила: «Бог, если Ты есть, то верни мужа в семью! Вер­ни отца дочери!»

Больше молитв у меня не было. Больше мне ничего не нужно было.

И однажды в этой маленькой церкви, в которой было тогда всего 50–100 человек, я увидела своего мужа. Я была очень удив­лена. Ведь город наш миллионный. И он мог прийти в какую угодно церковь, но любящий Бог ничего не делает наполовину! Муж сопро­тивлялся Слову, подолгу беседовал с пастором, доказывая, что ему необходимо разойтись со мной и жить свободной жизнью. Но через пастора тогда говорил Бог: «Иди в семью, вернись к жене».

А я ждала, исполнит ли Бог мою просьбу, услышал ли Он меня?

И вот пришел день, когда муж при­шел с вещами домой и ска­зал: «Я больше не уйду, я из­му­чился, Бог не дает мне уйти».

Это была победа света над тьмой, потому что тогда же он стал отрекаться от колдовства и экстра­сенсорики. Было еще очень много трудных дней, когда казалось, что все наше счастье висит на ниточке, но эта ниточка была очень прочная – серебряная нить любви нашего Иисуса, Который не зря находился все время рядом со мной. Он знал меня, когда я Его не знала, и не собирался уступать сатане ни меня, ни мужа.

Знаком нашего примирения явилось рождение еще одной девочки. После потери первой доче­ри мне хотелось только девочек, и поэтому я была счастлива.

Мы в вере уже четырнадцать лет. И сейчас муж говорит: «Как я был слеп: не видел тебя, свою плоть!»

Я отвечаю, что у нас впереди еще лет сорок ( если позволит Бог), чтобы доказать свою любовь Богу и друг другу. И поверьте, мы не теряем ни минуты, доказывая ее! И хотя мне уже не двадцать, а сорок лет и годы потрудились надо мной, муж любит меня, не замечая перемен. И это милость Божья – Он ис­полнил мою просьбу. Она не оста­лась без ответа.

Сейчас я понимаю то, что не могла понять тогда. На грехе не построить счастье – смерть дочери этому подтверждение. Зачиная детей в грехе блуда и без благословения свыше, мы губим их души. Обычно такие дети не защищены свыше и бывают очень проб­лем­ны­ми: и в плане здоровья, и в пла­не воспитания. Дело в том, что они изначально принадлежат дьяволу, потому что это дети греха, и он вертит ими, как хочет. Сатана растит их для себя, а потом приносит себе в жертву.

Мы ходили отвращать ве­рую­щих от церкви. Разве мог Бог так просто смотреть на это? В этой без­божной советской стране мы жили в безбожии и самоуверенности, что являемся центром все­лен­ной. Но где в нашей жизни было много греха, там преизобиловала и благодать Божья. Он стучался к нам. И Он достучался. Если бы дос­тучался раньше, можно было бы избежать многого, можно было бы и не пробовать рожков из свиного корыта!

Сейчас наша семья старается глубже познать Его благодать, через тернии идем за Ним, за на­шим дорогим и любимым Иисусом, и мечтаем о том, чтобы Он больше проявился в нашей жизни, чтобы Божественный замысел в отно­ше­нии нас исполнился.

Да будет так!

г.Караганда

Архив