+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2005 г.

В долине смертной тени

Елена Сибилева

Как говорит русская пословица: «Беда не приходит одна». Весной 2004 года у меня начались непонятные боли, которые то усиливались, то утихали. Это происходило каждый день. Работала я много, времени, как всегда, не было, но пришлось отложить все дела и пойти на прием к врачу. Он сразу направил меня на сканирование... И все закрутилось довольно быстро. Обнаружили две кисты и предложили операцию в конце лета. Я успокоилась и продолжала жить в своем привычном, напряженном ритме. Дочь готовилась к выпускным экзаменам и заболела буквально перед их началом: позвонила мне по телефону, едва дыша от боли. Я мчусь в другой город, забывая о себе, о своих болях, и, кажется, они ушли куда-то. Старалась всю свою силу перелить в дочь, чтобы она сдала экзамены и окончила университет. А Господь нес моего птенца на Своих руках.

Когда я вернулась домой, то узнала, что операцию с конца лета перенесли на май, так как в больнице оказалось свободное место. Я абсолютно не волновалась, ибо знала, что это несложная операция, после которой через два дня выписывают домой. Когда я проснулась после наркоза и увидела добрые лица операционных сестер, ласково и сочувственно улыбающихся, я была рада, что все позади.

Но через несколько часов хирург пришел в палату и сообщил, что у меня рак, что операцию не сделали, а лишь взяли биопсию, и предстоит действительно большая операция по удалению всех женских органов с последующей химиотерапией. Я слушала хирурга, и до меня не доходило, что речь шла обо мне. Когда он ушел, я позвонила своим близким – братьям и сестрам во Христе. Мне было ужасно стыдно и тяжело рассказывать о своей трагедии. Но когда они начали молиться, мне сразу стало легче и духовно, и физически. Я старалась перестраивать свое сознание и смирять себя, то есть жить в новой для себя ситуации.

У дочери начались выпускные экзамены, и первым моим шагом и укреплением духа было не говорить о своей болезни, держаться так, как будто ничего не произошло. То же самое – на работе. О моем состоянии я, кроме менеджера, никому не сообщила, чтобы рабочая обстановка оставалась прежней.

Первым человеком, который меня успокоил и вдохнул надежду, была медсестра, у которой была точно такая же болезнь пятнадцать лет назад, но она до сих пор жива-здорова. Вторым человеком была соседка по палате, христианка, у которой был рак груди. Мы обнялись плача, и она протянула мне книгу «Божий план для твоего спасения и исцеления». Я сразу же стала ее читать.

Друзья, знакомые, родные стали звонить, присылать открытки со словами ободрения, цветы... Через неделю выяснилось, что у меня рак на более продвинутой стадии, чем ранее предполагали. Я стала терять почву под ногами и сетовать на несправедливую судьбу: «Почему эта страшная болезнь именно у меня?» Затем я сказала себе: «А чем я лучше других? Миллионы людей болеют ею. Значит, Господь допускает болезни для нашего блага». И буквально на следующий день я услышала от проповедника слова, подтверждающие мои мысли. Он говорил, что мы во всех ситуациях все нужды должны принести Господу и полностью надеяться и положиться на Него.

Снова стало легче дышать, появилась почва под ногами, я воспряла духом и отчетливо осознала, что, если дух не сломлен, физические страдания я в состоянии вынести.

Приближался день второй операции.Теперь операция меня уже не страшила. Буквально за несколько минут до нее в палату вошла студентка – будущая медсестра. Она спросила о моем самочувствии, на что я ей ответила: «Со мною Господь, поэтому мне ничего не страшно». В это время за меня молилась церковь, да и многие другие братья и сестры, знакомые и малознакомые. Дочь и муж пришли после операции, и мне пришлось все рассказать дочери. Я боялась до последней минуты говорить ей правду, но она восприняла это, как взрослый, сильный человек. Она заняла мое место в семье, выполняя всю домашнюю работу и поддерживая меня. Дочь не сомневалась в том, что я окончательно поправлюсь.

Операция прошла успешно, и я очень быстро поправлялась. За меня молились в Германии, Америке, Англии, России, Литве. Я ощутила море человеческой любви, что раньше никогда не испытывала.

Через три недели после операции я пошла на прием к онкологу с дочерью и двумя христианскими сестрами. Это была очень тяжелая встреча. Консультант в мрачных красках обрисовал мое будущее: сколько лет по статистике живут с моим диагнозом; опасность, что болезнь может вернуться, и так далее. Дочь и мои спутницы изменились в лице, и на глазах у них выступили слезы. Выслушивать свой «смертный приговор» было выше моих сил, и я твердо сказала: «Только Господь знает, сколько мне предстоит жить».

Через неделю состоялся первый сеанс химиотерапии. Перенесла я его неплохо и последующие сеансы тоже. Только полностью выпали волосы, и пришлось носить парик. Но, к счастью, на работе, да и в церкви, люди не замечали изменения в моем облике. И Господь к тому же давал силы работать. После пятого сеанса рак не был обнаружен. Враг отступил. Надолго ли? Хочется верить, что навсегда. Я вышла из этого испытания с окрепшей верой, сильная духом, окрыленная надеждой.

Слава Богу за допущенную болезнь! Слава Господу за перенесенное испытание! Слава Ему за то, что судьба моя в Его руках!

Архив