+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2005 г.

Ты же, когда молишься...

Белек Омуракунов

Хочу поделиться историей моего обращения в надежде, что, прочитав ее, кто-то задумается о своей жизни, и это приведет его к познанию Господа, к миру с Ним в Его безмерной любви, явленной нам в Иисусе Христе.

Когда я родился, моего отца уже не было в живых. Мама тогда жила в доме моего дедушки. Меня окружили заботой и любовью. Бабушка и дедушка радовались, что родился мальчик от их единственного сына. Назвали меня «Белек», что значит «Подарок от Бога». Мы тогда жили в Нарынской области, возле Кочкорки. Когда мне исполнилось три года, дедушка сказал моей маме, что она может создать свою семью, а меня они усыновят. Моя мама так и поступила, и я остался жить с дедушкой и бабушкой. Но когда мне было 12 лет, я потерял бабушку, и с нами стала жить другая женщина. Время шло. Призвали меня на службу в армии. Я отслужил, вернулся в наше село и работал там трактористом.

А в 21 год я потерял дедушку, и через некоторое время моя мачеха ушла жить к своим родственникам, и я остался совсем один. Такого чувства одиночества я не пожелал бы пережить никому. В тот день, когда она ушла, я стоял на крыльце нашего дома и наблюдал закат солнца. Эту картину я запомнил на всю жизнь. На моих глазах были слезы, а на сердце одиноко и больно от тоски. Я стоял в оцепенении, боясь зайти в дом и вновь оказаться перед фактом, что дом пуст. Что делать? В голову приходили разные мысли. Уйти куда глаза глядят? Но куда? Хотел покончить жизнь самоубийством, потому что не было желания жить дальше. Эти мысли и тоска души сковали меня, и я не мог даже двинуться с места. Я знал из разговоров людей, что тот, кто покончит жизнь самоубийством, попадет в ад. Этот круговорот мыслей и вопросов, на которые у меня не было ответов, казалось, загоняли меня в тупик: жить так – не могу, умереть – тоже не могу. Что делать? И, находясь в таком состоянии, я задал вопрос Богу: «Боже, как мне быть? Где Ты? Кто знает о Тебе?» Стало немного легче, я вошел в дом, не включая свет, сел в углу на полу, обхватил голову руками, из глаз текли слезы. «Кто знает о Боге?» – думал я, и сам себе отвечал, что мулла наверняка может рассказать о Боге. Да, у муллы можно спросить о Боге. Но почему мулла, если он знает о Нем, не рассказывает людям? И к тому же он живет не особо свято. На эти вопросы я тоже не находил ответа, и в моей памяти вдруг всплыли воспоминания о похоронах моей бабушки и моего дедушки. Тогда мулла читал Коран на арабском языке, посвящая свое чтение умершим. Потом муллу пригласили в дом, угостили обедом, по обычаю, подарили ему ткань, дали денег. Вот и все.

В эти трудные минуты я думал о моей дальнейшей жизни: буду ли я жить честно, не допуская обмана, или начну жить для того, чтобы только материально обогатиться. От плохого пути меня удерживало желание узнать о Боге. Если Бог есть, то я хотел жить так, как хочет Он, и служить Ему. Это были первые стремления найти Бога.

Соседи видели мое состояние, сочувствовали мне, а некоторые из них даже пытались помочь. Например, ко мне пришел мой сосед, который был вором, и все это знали. Он подошел ко мне, обнял и сказал: «Крепись, ты не один, мы тебе поможем» – и налил мне стакан водки. Позже подошел наркоман, молча протянул мне травку, и мы вместе с ним закурили. И так продолжалось в последующие дни. Через две недели он предложил мне поехать за наркотиками. В ту ночь я не спал до самого утра. После долгого размышления я понял, что от этого решения зависит вся моя дальнейшая жизнь. Или я сейчас стану на путь преступлений, или раз и навсегда покончу с этим. Утром, когда он пришел, я, поблагодарив его, сказал следующее: «Ты разделял со мной мою горечь, был со мной в трудный момент, бесплатно давал мне все, но теперь я решил, что больше курить не буду, поэтому не приходи ко мне. Сейчас у меня нет денег расплатиться с тобой, но когда я заработаю, все тебе отдам». Он сказал, что я ему ничего не должен, и ушел. Больше мы не встречались, только если случайно.

Два года я проработал трактористом в селе, а потом мне предоставилась возможность устроиться на другую работу. Я работал строителем, ездил в командировки на разные сроки и в разные места. Жизнь понемногу налаживалась, и я позабыл даже думать о Боге. Но вот на меня нахлынула новая волна разочарований. По восточному обычаю, украли девушку, с которой мы уже довольно долго дружили. И вновь все тот же вопрос: «Боже, почему опять со мной это случилось?» Вновь трудные дни борьбы, в которые я задавал Богу вопросы о смысле жизни.

Выход из этого положения я видел в женитьбе. Вначале я думал, что просто украду невесту – и все. Но так поступить мне не позволила совесть. Я подумал: ведь потом нам нужно будет жить вместе всю жизнь. И тогда я решил познакомиться с какой-нибудь девушкой. Вскоре я уже знал, кто моя избранница, и, получив согласие ее родителей, мы поженились. После рождения нашего первенца, казалось, все начало налаживаться. Мы с супругой были полны радости. Нашу радость разделяли и родственники, но все же не было мира в сердце, а также омрачали нашу жизнь и материальные проблемы.

Однажды на улице мы с женой увидели группу людей, которые стояли возле стола с книгами. Мы подошли, познакомились и взяли у них почитать одну книгу. Это был Инжил – Новый Завет на кыргызском языке. Почему-то, как только я брался за чтение Нового Завета, мне очень хотелось спать или тут же находились срочные дела. Я понял, что дьявол мне мешает читать Божью Книгу. После этого я стал читать ее, несмотря ни на что. Возникла другая проблема: я не мог понять то, что читал, не мог понять, зачем там по несколько раз повторяется одно и то же повествование. Но я продолжал читать дальше, не пропуская ни одного слова, зная, что это Божья Книга. И мне этого было достаточно.

Когда я читал Послание Иакова, на меня большое впечатление произвели слова: «Что такое жизнь ваша? Пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий». И точка! Если жизнь так коротка и так быстро исчезает, то что мне делать в этой жизни? И я читал дальше: «Если угодно будет Господу и живы будем...» Значит, нужно искать волю Бога, но как и где? Первое высказывание я очень хорошо понимал – мой отец, дед, бабушка после их смерти были для меня как сон, а для моих детей их как будто бы и не существовало, они просто исчезли. Как узнать волю Божию, я не знал, но Бог ответил мне удивительным образом. Заболела моя жена. У нас были деньги, чтобы купить необходимые лекарства, но мы не могли их найти. Я побывал во всех городских аптеках. Что делать дальше, я не знал, и у меня появилось желание попросить Бога, чтобы Он помог. Я хотел молиться об этом, но не знал как. По-арабски я не понимаю и потому стал читать Новый Завет. В Первом послании к коринфянам (14:19) написано, что лучше пять слов сказать умом (молиться думая и понимая), нежели тьму слов на незнакомом языке.

Это озарило меня светом Божьим. Ведь Бог меня сотворил, неужели Он не знает тот язык, на котором я разговариваю? Значит, я могу молиться на родном кыргызском языке, но как? Начал дальше листать Новый Завет и нашел такие слова: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:6). Я так и сделал: зашел в комнату, помолился и еще раз поехал за лекарством. Автобус, на котором я ехал, из-за поломки остановился возле одной из аптек. Все вышли из него и разошлись. Я тоже вышел. Иду и думаю: «Почему автобус сломался? Куда мне теперь идти? Я ведь молился. Почему именно со мной так происходит?» Внутренний голос подсказывал мне зайти в аптеку, возле которой остановился автобус, но другой голос останавливал: «Ты ведь там уже был и спрашивал. Этого лекарства там нет, зачем снова заходить?» После такой борьбы я все-таки решился зайти, ведь я ничего не терял. Когда я попросил нужное мне лекарство, аптекарь сказала, что оно есть, и, уходя по длинному коридору на склад за лекарством и не ожидая ответа, спросила: «Это Вы звонили по телефону?» В тот момент я подумал: если скажу, что не я звонил, она не даст мне лекарство, ведь может быть, звонил кто-то из знатных людей. Но, вспомнив, что я молился, решил сказать правду и крикнул ей вслед, что я не звонил. Мне принесли лекарство, которое было для меня на вес золота. Мое сердце переполняла радость. Оно мне подсказывало, что нужно поблагодарить Бога за ответ, но в тот момент я воздержался, а помолился дома. Это была моя первая благодарность за услышанную молитву. Когда я рассказал своим родным о том, что со мной произошло, они не поняли меня и подумали, что я пьян. Но их реакция не имела для меня большого значения. Я твердо знал, что это Бог так повел.

Прочитав Инжил, я вернул его в библиотеку, но вопросы о Боге и о спасении у меня по-прежнему были. Однажды на улице я увидел плакат-приглашение на евангелизацию. На плакате стояла надпись: «Путь ко спасению». Шла многодневная евангелизация в театре оперы и балета. И в один из этих дней Господь коснулся моего сердца и дал решительность покаяться.

Дорогой друг, если Спаситель не Христос, то кто же? Нет равного Ему! Он любит тебя! Обратись к Нему, если ты слышишь Его зов сегодня. Он есть Путь, и Истина, и Жизнь.

Белек Омуракунов — живет в Бишкеке, женат, имеет восьмерых детей, пришел к вере в 1992 году, несет служение помощника пастора

Архив