+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2005 г.

Он не ошибается

Елена Микула

— Да, чуть не забыла, — поправляя прическу возле зеркала в прихожей, сказала Марина, — Лена звонила, сегодня в шесть заедет к нам. Ей путевку дали в Крым, будет проездом в Киеве, заскочит на пару часов.

— Какая Лена? – спросил Сергей, чувствуя, что сердце остановилось.

— Ну, Леша! Забыл, что ли?

Сергей не забыл, хотя и очень старался.

Они дружили с детского сада. Жили в одном доме, на одной лестничной площадке. Леной ее никто тогда не называл. Даже родители звали свою дочку Лешей. Она, и правда, была похожа на мальчишку – живые карие глаза, прямая челка, которую она сама стригла, между двух передних зубов – дырка, благодаря которой Леша здорово свистела. Ее нельзя было заставить надеть платье или завязать на голове бант. Любимые игры – футбол, казаки-разбойники и посещение свалки возле воинской части. В школе Сергей сидел с ней за одной партой и благополучно списывал у Леши диктанты, а она у него – математику. В пятом классе учительница их рассадила, чтобы не болтали на уроках, но это их дружбе не повредило.

А однажды, это было в восьмом, в конце учеб- ного года, Сергей вдруг ее увидел.

Они писали контрольную по физике. Леша сидела наискосок у окна и грызла карандаш. Солнечный свет падал прямо на нее и очерчивал профиль золотой нежной линией. Коротко подстриженные волосы отливали медью, а челка спадала на лоб, прочерчивая совершенную линию, как крыло птицы. Сергей просто замер, так это было красиво! Леша обернулась и, поймав его взгляд, стала подавать ему знаки. Она была похожа на принцессу, которая хочет скрыть свою красоту за обликом сорванца. Сергей никак не реагировал на отчаянную жестикуляцию Леши, и она отвернулась. Но, видно, она заметила что-то в его взгляде и через несколько секунд повернулась опять. В ее глазах был вопрос и тревога. Сергею удалось совладать со своими чувствами, и он уткнулся в тетрадку. Когда прозвенел звонок, он пулей вылетел из класса. В этот день они впервые возвращались из школы не вместе. Скоро Сергей понял, что влюбился, но это было так нелепо – влюбиться в Лешу! Все равно что в родную сестру или бабушку! Он старался всячески избегать свою бывшую подружку, да и она почему-то стала сторониться его. Иногда их глаза встречались, но они оба делали равнодушный вид и отворачивались. Начались каникулы, и Леша уехала. Не было дня, когда бы Сергей не думал о ней. Он даже пытался писать корявые, глупые стихи, которые тут же рвал.

Лето тянулось бесконечно долго. Он решил, что в сентябре подойдет к Ле-ше и обо всем скажет ей. Ну, может, и не скажет, но попытается возобновить отношения.

Леша приехала в конце августа, загорелая и еще больше похорошевшая. Сергей так и не подошел к ней, ни в сентябре, ни в октябре. А потом в класс пришла новенькая – Марина. Она сразу стала центром внимания класса – симпатичная, веселая и общительная блондинка. Так получилось, что Марина села за одну парту с Лешей. Девчонки моментально нашли общий язык. Сергей сидел сзади и наблюдал, как они шепчутся на уроках и хихикают, поглядывая на пацанов. Теперь они были неразлучны, и поговорить с Лешей наедине было совсем невозможно.

А однажды их троих классная руководительница послала навестить в больнице учителя английского. Сергею пришлось поневоле разговаривать с девочками. С Мариной было легко – она все время шутила, смеялась и болтала без умолку. Через пару дней они пошли вместе в кино, потом еще куда-то. Сергей радовался: он мог видеться с Лешей, и никто не мог даже заподозрить, что происходит в его сердце.

На выпускном вечере он танцевал то с Мариной, то с Лешей. Было весело, и немного кружилась голова от шампанского. Сергей не понял, как это получилось, но он поцеловал Марину. В ответ она обняла его и сказала: «Я люблю тебя, Сереженька!» Ее глаза сияли от счастья, и тут Сергей заметил, что за ее спиной стоит Леша. Она улыбалась, но в глазах был холод, и он понял, что потерял ее навсегда.

А дальше... Все шло как-то по инерции – поступле- ние в институт, свидания, свадьба. Сергей знал, что если он порвет с Мариной, то не сможет видеться с Лешей. Его предательство было их общей тайной, и они хранили ее, как в детстве умели хранить свои тайны. На свадьбе Леша была свидетельницей.

Вскоре они с Мариной переехали в Киев, а Леша осталась жить в их городке. Чувствуя вину перед женой, Сергей старался быть хорошим мужем, дарил цветы и все такое. Через три года у них родилась дочка. Забирая жену из роддома, Сергей держал в руках сверток с маленьким человечком и ничего не ощущал. Потом, дома, когда малышка плакала, он брал ее на руки и вглядывался в сморщенное личико. Ничего! Никаких чувств!

После родов Марина располнела и все никак не могла расстаться с привычкой капризничать, которую приобрела во время беременности. Бессонные ночи и нытье жены раздражали Сергея. Но Юлька, так назвали девочку, росла, ее взгляд постепенно приобретал осмысленное выражение. Однажды ночью, услышав, что малышка ворочается в кроватке, Сергей подошел и наклонился над ней. В комнате горел ночник и был полумрак. Юлька не спала, ее глаза были широко раскрыты. Увидев Сергея, она улыбнулась. Это была ее первая улыбка, и она озаряла личико малышки таким светом, что Сергей чуть не заплакал. Любовь к дочке просто переполнила его сердце. Постепенно наладились и отношения с Мариной. Сергей часами возился с дочкой, старался сглаживать конфликты с женой, чтобы ничто не омрачало жизнь Юльки. Девочка росла, купаясь в любви, ласке и внимании. До двух лет она не разговаривала, хотя была очень сообразительной. Посещения логопеда ничего не дали. Но однажды, случайно разбив чашку, Юлька встала посреди кухни и громко произнесла: «Трам-тара-рам!», как обычно говорил Сергей, если был чем-то возмущен или обрадован. Причем букву «р» она произнесла, грассируя так, что ей мог позавидовать любой француз. Теперь в доме не умолкала ее болтовня. Девочка обладала буйной фантазией и ярким характером. Вся любовь Сергея была направлена на это непоседливое милое существо. Он звонил дочке с работы, и Юлька по телефону рассказывала ему страшные истории и бесконечные анекдоты про Чебурашку и Буратино. С гордостью он отвел ее в первый класс. Он никого так не любил, как Юльку. Только Лешу — давно, в детстве...

— Сережа, забери Юльку с продленки в пять. Я хочу что-нибудь вкусненькое приготовить, — тараторила Марина. — Интересно, сколько мы не виделись? Лет десять?

— Одиннадцать, — ответил Сергей. – Хорошо, я буду в пять.

До обеда он просидел, уставившись в экран ком- пьютера, вспоминая то, что хранилось где-то глубоко в сердце, за запретной печатью. И тут позвонили из школы. Сообщили, что Юлька на уроке физкультуры упала со шведской стенки и ее с травмой головы увезли в больницу.

Сергей бросился к машине и помчался по адресу. Расспросив нерасторопного дежурного, нашел отделение нейрохирургии. Марина была уже там. Она сидела на низком подоконнике и раскачивалась из стороны в сторону. Операция длилась три часа. Когда врач вышел из операционной, на их вопросы ответил одним словом:

— Молитесь.

Сергей и Марина так и остались сидеть на подоконнике. Только после ухода врача Сергей заметил, что они с Мариной все это время держались за руки. Он обнял жену и сказал: «Все будет хорошо». И только после этого Марина расплакалась. Они сидели обнявшись и не сразу заметили, как подошла Леша. Она присела на корточки рядом и тоже заплакала:

— Мне соседка сказала. А что говорят врачи?

— Говорят, молитесь, — ответил Сергей.

— Операцию сделали, теперь она в реанимации... Лена, какой ужас! Как это могло случиться с моей дочкой? Почему? – еще сильнее заплакала Марина.

— Разве можно найти ответ на вопрос, почему Бог допустил это? Надо молиться, — ответила Леша.

— Молиться? Кому? Богу, Который допустил, что с нашей девочкой случилась такая беда? – Слезы Марины вмиг высохли. – Если не можешь утешить, лучше молчи.

Сергей прошелся по коридору. Он, как и жена, воспринял слова врача, как отговорку, мол, ничего определенного. Леша, и правда, странно отреагировала на них. Никто из них троих раньше никогда не думал о Боге всерьез. Наверное, за эти годы в жизни Леши что-то изменилось.

Юлька не приходила в сознание три дня. Леша в Крым не поехала, они по очереди сидели возле девочки, бегали по городу в поисках нужных лекарств, Сергей выискивал и привозил разных профессоров. Травма была очень серьезной, и никто ничего конкретного не говорил.

Вечером Сергей пришел сменить Лешу. Он остано-вился в дверях, потому что понял, что Леша молится у Юлькиной кровати. Повременив, Сергей вошел в палату. Леша подняла лицо, и он увидел слезы в ее глазах. Наверное, час они сидели молча, а потом Сергей не выдержал. Вся боль этих трех дней просто хлынула из его сердца:

— Я так люблю ее! Знаешь, у меня в жизни, кроме нее, ничего нет, никого нет. Ты не представляешь, что это за ребенок! Это просто чудо! Знаешь, когда она что-то рассказывает, она все время поворачивает мое лицо к себе. У нее такие ладошки... Маленькая была, прибежит утром, залезет ко мне под одеяло, такой тепленький зверек... сопит, делает вид, что спит. Я умру, если...

— Помолись, Сережа.

— Не умею я, да и не верю. Как я могу молиться, если не верю? Это вранье! Не хочу врать. Его ведь не обманешь, если Он есть. Я всю жизнь всех обманывал, а теперь еще и Бога! Подожди, не перебивай. Или я сейчас все скажу, или никогда. Знаешь, я ведь подлец! Да ты знаешь! Я ведь тебя любил. А сказать трусил, а на Марине женился, потому что тоже трусил. Думал, если ее брошу, ты вообще меня презирать будешь. Я ведь тебя предал, а ты предательства никогда не прощала. Смысла мне не было ни в чем: жениться, не жениться — какая разница, если тебя нет! Если бы ты знала, какая мука жить с нелюбимой женщиной! И только Юлька — радость моя единственная. И вот теперь...

— Не плачь. Я знаю, что ты любил меня. Я тебе давно все простила. Это была детская любовь.

— Да, но почему все хорошее умирает? Где был твой Бог, когда я убивал свою любовь? Где Он сейчас, когда умирает моя девочка? – задыхаясь, спросил Сергей.

— И тогда Он был рядом с нами, и сейчас Он рядом.

— Но почему Он тогда не помог нам? Ведь ты тоже любила меня?

— Да, любила, — ответила Леша. – Но Он не ошибается. Если бы тогда Бог поступил иначе, у тебя не было бы Юльки... Юльки не было бы на свете... Ты бы согласился на это?

— Нет, никогда, – ответил Сергей. – Но почему Он не хочет помочь мне сейчас?

— Попроси Его об этом.

— При чем тут мои просьбы? Все говорят: «Бог есть любовь, Он добрый». Разве Он не может помочь без моей просьбы? – Сергей сжал кулаки.

— А разве Он тебе никогда не помогал? – спросила Леша.

— Что-то не припомню.

— А ты подумай. Юлька раньше не болела? У тебя самого никогда не было проблем? Тебе не угрожала опасность? – продолжала Леша.

— Ты считаешь, что это не я сам преодолевал трудности, а Бог мне помогал?

— Я в этом уверена.

— Но зачем Ему это надо? – не унимался Сергей. – Я ведь даже и не подозревал о Его помощи.

— Он любит тебя.

— Ну так пусть и в этот раз проявит Свою любовь.

Сергей устало вздохнул.

— Сейчас другой случай. Сейчас ты знаешь, что должен обратиться к Нему, – тихо сказала Леша. – И для Него это важно.

— Хорошо, — сказал Сергей и подошел к Юлькиной кровати.

Уткнувшись лицом в больнич-ное одеяло, он говорил с Богом, и тяжесть, которую он носил на своих плечах, потихоньку исчезала. Уходил страх за дочку, уходило чувство вины перед Лешей и Мариной. Он впервые в жизни поблагодарил Бога за все, что было в его жизни. Он понял, что теперь все будет по-другому.

Когда пришла Марина, они еще раз помолились вместе. Всю ночь они сидели у кровати дочери и вспоминали самые радостные минуты жизни.

Утром Юлька пришла в себя. Марина первая заметила, что реснички дочери задрожали и она открыла глаза. Выронив из рук стакан с водой, она шепотом крикнула:

— Сережа!

А Юлька, глядя на папу и маму, держащихся за руки, сказала:

— Трам-тара-рам!

Елена Микула — писательница и художница, редактор детского журнала «Стежинка»

Архив