+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2005 г.

Огоньки в степи

Павел Минаев

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Казахстан встретил нас уютным аэропортом европейского класса и азиатскими раскосыми лицами пограничников. Звонким холодом – морозом под минус тридцать пять по Цельсию, с ветерком в придачу. И сияющей улыбкой встречающего брата с плакатиком: «БОНДАРЕНКО».

Вначале Андрей Васильевич подумал: «Однофамилец!». Потом дошло, что это нас встречают. Братские объятия, сумки в руки, теплая машина и сквознячком через ночную Астану – новую столицу Казахстана.

Вид ночного города потрясает. Фантастика! Как в сказке из тысячи и одной ночи. Мчимся по широченному проспекту, похожему на взлетную полосу аэропорта. Мимо нас мелькают огнями глянцевые автомобили последних моделей. В основном – джипы с затемненными стеклами. По бокам автомагистрали небоскребы всевозможной геометрии. Подсвеченные мощными светильниками, они исполинскими колоннами подпирают звездное небо. Многоцветная иллюминация зданий и пульсирующая ядовитая реклама бьет диким танцем в глаза.

Хай-Tековский проект, Даун-Таун в степи, кусочек Эль-Рияда, среднеазиатский Вавилон.

А в центре новой столицы – гигантская свеча монумента, спроектированного и построенного японцами и похожего на межпланетный корабль, рвущийся во Вселенную, в космос!

И ощущение холодного одиночества христианской души на этом празднике плотской жизни. Мы здесь чужие.

В небесах моя столица!

Новая столица страны – это амбициозный проект президента Назарбаева под названием «Триумф Астаны». Воплощение гордости человеческой. Материализация каспийских фонтанов нефти, брызнувших золотым дождем в карманы «новых казахов». И все это на фоне полуразрушенных, полузаброшенных городов и поселков, кричащей нищеты большей части страны.

Дикий диссонанс, нечеловеческие контрасты, пир во время чумы.

Пришла мысль, что все это плохо кончится.

«Бог гордым противится...»

В магазинах страны поражает огромный выбор спиртных напитков. Длин-н-н-н-нючие батареи бутылок всевозможных форм, размеров и расцветок. Арсенал сатаны. Бьют прямой наводкой. По мозгам, по печени, по семьям и молодежи. По будущему нации.

Казахов усиленно и успешно подсаживают на спиртное, наркотики и азартные игры.

ЗАСЕДАНИЕ МКМС

Утром началось заседание Международного консультативного миссионерского совета. Два дня пролетели, как две минуты. Скорость света. Седьмое небо. Я в восторге и трепете. До слез, до блеска в глазах, до комка в горле. Какие проповеди! Какие исповеди! Какие молитвы! Информация с мест вызывает сильное ощущение сладостного погружения в библейские времена. Деяния святых апостолов, XXI век! Обращение наций и народов, созидание церквей, проповедь Евангелия в трудных условиях Азии.

Вижу руку Божию: сказал Бог – и стало так...

Глубокое понимание братства во Христе, общение Духа, искренняя благодарность Небу. Жадно пью эту воду живую. Испытываю неудержимое желание молиться, молиться и молиться. О Боге, о братьях, о служении.

И слышу тихий голос Бога: «Я удостоил тебя, недостойного».

Спасибо Тебе, Господи.

Стучу по клавишам компьютера, исполняя секретарские обязанности.

О СТРАНЕ

Казахстан – это степи. Степи, степи и еще раз степи. И еще много, много, много раз бескрайние степи. Где горизонт прям, как тетива лука, где глазу не за что зацепиться. Где кое-где торчат жалкие кустики растительности, прижатые ветрами к земле. Где невысокие сопки теряются в дальней дали. Где снежная целина плавно перетекает в небо.

Зима и снег, ветер и мороз. А летом – невыносимая, испепеляющая жара.

Дикое место, библейское спокойствие. «Земля безвидна и пуста...»

Наверное, здесь Бог хотел показать людям, что было, когда ничего не было.

А Центральный Казахстан – это убогие шахтерские городки и поселки, разбросанные по степи. Безобразные, некрасивые. Советской властью убиты не только миллионы людей, но убито и эстетическое чувство у живых. Поселки беспорядочно опутаны линиями электропередач, земля изрезана угольными карьерами, горизонт – силуэтами шахт. Клубы черного дыма котельных медленно и мрачно стелются по горизонту. Как в немом замедленном кино. Пейзаж сер, убог и уныл. Снег – черный от копоти. Запах гари – везде топят углем. Множество брошенных многоэтажек с укором смотрят в голую степь пустыми глазницами окон. Хиросима. Все деревянное выдрано и спалено. Кое-где люди бомжового вида с тупым упорством разбирают стены по кирпичику.

Тоска.

Понимаю дьявольскую изощренность Сталина, бросившего в суровые сороковые годы русских немцев в эти безжалостные степи. В страшную зиму, на смерть. С семьями, женами, детьми, стариками. Без вины виноватые. Тысячами мерли, некоторые выжили, Бог помог. Вгрызались в промерзшую землю землянками, топили кизяком и камышом.

Печать прошлого осталась на людях: лица каменные – угрюмые, суровые. Мало радости, улыбок, эмоций, чувств.

О ДЕТЯХ БОЖЬИХ

До слез, до радости, до боли я впечатлен служением Евангельского союза Казахстана. Брата Франца Тиссена и его команды. Я назвал его Францем Генераловичем. Я понял, что Бог послал меня поучиться. Высший пилотаж! Все крутится и вертится с точностью часов. Молитвы, Библии, миссионеры, совещания, семьи, карта страны, проповедь Евангелия, тонны литературы, поездки на благовестие, журналы, гуманитарка, уголь, машины, трассы, командировки, стройка, встречи, мы, общения, приюты, переписка, богослужения, реабцентры, конференции, канцелярия, планы, стратегия, зима, мороз, лето, жара, труд, трудный диалог с властью, церкви... И над всем Бог.

Я дал обет Господу молиться за них всю жизнь мою. Я восхищен их посвященностью, трудолюбием, искренностью и честностью. Снимаю шапку перед братьями-немцами, которые остались в такой стране с единственной целью – проповедовать Христа и созидать церкви. В такой пустоте, дыре, грязи и пыли, где, по-человечески рассуждая, нет перспектив. Жертвенно отказавшись от сытой, красивой, комфортной жизни в Германии. Они служат, как в огне искушения, – с постоянной возможностью уехать туда. Думаю – это сложно.

Я потрясен этой жертвой. Верю, что награда их велика.

По большому счету, немцы-переселенцы сформировали евангельские церкви Казахстана. Они построили их. Их верность, трудолюбие и дисциплинированность украсили их. Сегодня эти церкви – самые лучшие здания в городе. Сияющие жемчужины во мраке неверия. В церквах – евроремонт, светло, тепло, уютно. Люди приходят погреться к баптистам.

Многие немцы уехали на историческую родину. Но из благополучного далека они продолжают заботиться о жизни и служении этих общин, помогая гуманитарной помощью, литературой, транспортом, финансами. О вера и верность!

Такое впечатление, что вся Германия жертвует Казахстану.

ЕВАНГЕЛИЗАЦИЯ

Президент пригласил нас с благовестником Андреем Бондаренко остаться в стране после завершения МКМС дней на десять. Не президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, а Франц Тиссен, президент Союза баптистов Казахстана. Посетить ряд церквей городов и поселков Центрального и Северного Казахстана и столицы страны – Астаны. С проповедью Евангелия на призывных собраниях. С беседами о евангелизме и служении церквей. Братья и сестры хорошо подготовились. Общины мобилизованы, пригласительные отпечатаны и розданы. Церкви дружно молились об этой зимней евангелизации. Перемещались мы из города в город, из поселка в поселок с точностью до минуты. За окном автомашин мелькали Астана, Караганда, Сарань, Абай, Шахан, Топар...

Впечатлений масса, хороших больше. Во все дни поездки был сильный мороз. Мы даже не знаем, помешало ли это приходить людям в церкви на собрания или, наоборот, способствовало. Многие люди приходили просто погреться, а Слово Божие настигало их!

Мы ощущали благодать Господа, Бог явно вдохновлял нас. Проповеди были сильны, ярки, убедительны, эмоциональны. Видя толпы народа, Андрей Васильевич расправил крылья!

Было видно: люди истосковались по живому Слову. Контакт с залом поразительный. Люди глотали Слово на лету, живо реагируя на каждую мысль. Бог умилял сердца слушателей. Тысячи взволнованных глаз! С восторгом, с трепетом, со слезами. На лицах – буря чувств.

Бог благословлял призыв евангелиста. Люди десятками выходили вперед, на покаяние. Практически во всех общинах, посещенных нами. Мы старались с каждым отдельно помолиться. Но иногда это было просто невозможно. Служители церквей помогали нам в этом. Особенно трогательно было видеть, как казахи: девушки и парни, дети и взрослые – искренне, по-детски молились, принимая Иисуса Христа Спасителем в свое сердце. Нас самих пробирало до дрожи, до слез. Все это было.

О сила благодати Христа!

Церквам Казахстана хотелось бы пожелать побольше непосредственности, задора, огонька, эмоций, улыбок, чувств, жизни! Меньше законничества, вчерашних традиций, неестественной серьезности.

Впрочем, до и после собраний верующие люди – как люди. Живой разговор, улыбки, общение. Как только начинается служение, всех как будто клинит.

И еще мы заметили, что казахи, которые составляют в среднем процентов десять-пятнадцать от числа верующих в общинах, более открыты, эмоциональны и непосредственны, чем русские.

Впрочем, все это не мешает Господу благословлять эти общины.

А недостатков у всех нас хватает. Особенно у меня.

Мы улетали рано утром. После крепких братских объятий, искренних слов благодарности и прощания. Под аккомпанемент теплых воспоминаний. Под крылом самолета замелькали огни просыпающегося Казахстана.

Вспомнил историю. О том, как в старину в российских деревнях в морозные, снежные, вьюжные зимы в окошках изб на околице, смотрящих в степь, на ночь ставили зажженные свечи.

И эти мерцающие огоньки спасали многих путников, сбившихся с пути в метель, в буран и стужу.

Легко молилось: «Боже, благослови эту землю. Пусть христиане и общины будут светом и солью для этой страны. Сохрани от бед и искушений.

Пусть народы и нации обращаются к Тебе. Пусть растут церкви в благодати и любви. Исполни братьев-служителей мудростью, человеколюбием, силою Духа Святого. Аминь».

Казахстан, январь 2005

Павел Минаев — директор Украинского палаточного служения

Архив