+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2005 г.

Что за Друга мы имеем!

Вальдемар Цорн

Мы с братьями едем поездом из Алматы в Астану. Прекрасное общение. Рассказы до полуночи. Молитвы друг за друга.

Гена рассказывает. Извините, Генрих Францевич Фот. Он верный друг. Мы с ним вместе постарели.

...Караганда. Начало девяностых годов прошлого века. В городе пустынно, ветер гонит по проспекту обрывки газет и потертые от долгого пути по степи кульки из-под продуктов. В народе уныние. В магазинах пусто. То там, то тут длинные очереди: что-то там дают. Но мы не останавливаемся. Перед нами еще дальняя дорога – домой, в Бишкек. При всем этом царящем в народе унынии на душе светло от общения с братьями на прошедшей миссионерской конференции. Но как это всегда бывает – у каждой радости есть предел. Наш предел – бензин, где его достать? У нас бак пустой, стрелка на нуле. Едем на единственную действующую заправку в городе, где, как нам сказали сведущие люди, бывает бензин. «Но дают только по десять литров на машину», – предупредили нас. Приехали. И в буквальном, и в переносном смысле: до заправки еще далеко, а вокруг море машин. Всем нужен бензин. Если стать в очередь – прождем дня два, а получим ли бензин, неизвестно. Притом, десять литров на машину, а нам ехать без малого тысячу километров.

– Что делать будем? – спрашиваю братьев.

– Молиться, – говорит Андрей.

Братья молятся. После небольшой заминки молюсь и я. Не буду пересказывать все мысли, что пронеслись у меня в голове.

– Господи, – молюсь, – приехали мы сюда, в Караганду, по Твоему поручению и по Твоим делам. Ты Сам знаешь, что нам нужно ехать домой и что нет бензина. Что нам делать, Господи? Помоги. Только Ты знаешь, как это сделать, ибо уже часто выручал нас из подобных ситуаций. Аминь.

– Что будем делать? – спрашивает один из братьев.

– Едем до совхоза Н. Он лежит на пути. Дотянем до него на резерве. Это километров около сорока. Там на заправке тоже бывает бензин, – отвечаю я как сидящий за рулем.

Сидящий за рулем, по неписаному правилу, всегда большую ответственность несет, и за ним – последнее слово.

Выехали на новую объездную, мимо аэропорта, и вперед – по пустынной трассе на юг. Машин очень мало. Так и кажется, что они все на заправках стоят.

С тревогой наблюдаем за стрелкой. Но она спокойно лежит на нижней отметке и не шевелится. Рядом с ней загорелась красная лампочка: значит, бензобак уже совсем пустой.

Приехали в совхоз. Заезжаем на заправку. Там никого, кроме заправщицы, нет. Сидит, книгу читает.

– Бензин есть? – спрашиваю ее с едва теплящейся надеждой.

– Нет, – отвечает женщина, не поднимая головы.

Я склоняю голову (мелькает мысль: «А не специально ли они так низко эти окошечки делают, чтобы покупателей к смирению приучать?») к маленькому зарешеченному и выкрашенному густой синей краской окну.

– А когда будет?

– Обещали через неделю. Может, и привезут через неделю, а то и через две.

Возвращаюсь к машине.

– Что делать будем? – спрашиваю помрачневших братьев.

– Едем дальше. Что остается делать? – отвечает собрание мужей Божьих.

Я взял из машины Новый Завет и подал его удивленной заправщице:

– Хотите Новый Завет почитать?

– Спасибо. С удовольствием.

Едем. Молчим. Молимся.

– Давай что-нибудь споем, – предлагаю.

Хор нестройный, но слова прекрасные:

«Что за Друга мы имеем,
Нас Он к жизни пробудил,
В Нем мы счастием владеем,
В Нем – источник вечных сил».

Поем и молимся. На каждой кочке замирает дух – не двигатель? Нет, работает еще. Поем. Едем. Молимся. Поем. Едем, едем, едем...

Верблюды в степи показались. «Ого, – думаю, – как далеко мы уже проехали». Смотрят нам вслед. Мне кажется, что в их печальных глазах я вижу удивление.

Троих моих попутчиков разморило на майском солнышке.

Иногда для общения с Господом и слов не нужно. У вас тоже так бывает? Да и с близкими друзьями иногда просто помолчать так приятно, такое благословение от общения получаешь.

Машина дернулась. И раз, и два. Потом двигатель опять заработал. С пригорка уже виден город Балхаш. Двигатель заглох. Машина накатом тихо спускается к городу. Заправка слева. Машин нет. Подкатываю к бензоколонке и останавливаюсь. Братья смотрят по сторонам и молчат. Я их понимаю. Это от благоговения перед Господом. Мы проехали около четырехсот километров практически при пустом баке.

Смиряюсь. То есть склоняюсь к окрашенному синей густой краской зарешеченному окну и спрашиваю читающую старую газету заправщицу:

– Бензин есть?

– Нет.

– А когда будет?

– Обещали дня через два-три, а то и пять, подвезти.

– Придется подождать, – говорю я и спрашиваю: – Хотите Новый Завет почитать?

– Да. Почему бы и нет?

Дарю ей Новый Завет. Она спрашивает:

– Откуда?

– Из Караганды. В Бишкек.

В ее глазах удивление. Она открывает Новый Завет, а я иду к машине, беру Библию. Хочу к проповеди подготовиться. Братья решили в магазин пойти, может, что съедобное раздобудут. Карагандинцы нам на дорогу «тормозки» собрали. Но на такую задержку не рассчитали.

Читаю. Слышу, машина подъезжает. Грузовая. С прицепом. Бензовоз! Выходит заправщица, и бензовоз сливает свой драгоценный груз в зарытую в земле цистерну. Заправщица расписалась, и он уехал.

– Ну что ж, орлы, заправляйтесь. Раз вы такие ... – она не находит слов. – Я вам полный бак залью. Десять литров положено, но вам так далеко ехать, и вы такие решительные.

Пришли братья. Удивляются. На глазах слезы. Едем и поем:

«Что за Друга мы имеем...»

На этом бензине мы до Чу доехали. Тоже четыреста километров.

...Гена уже весь седой. А глаза светятся. Молодые.

Архив