+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2005 г.

Распределение

Сергей Тимченко

Шел 1980 год. Я заканчивал работу над дипломом в МЭИ. В тот памятный день мне предстояла беседа с комиссией, которая должна была принять решение о моем распределении на работу после окончания института. Я знал, что меня как верующего должны были отправить куда-нибудь подальше – в один из сибирских городов. В тот год на Украину никого не послали, а в центральную часть России меня никак не должны были отправить. Уже и то было чудом, что меня вовремя не «отсеяли» как невступившего в комсомол. И вот подошла моя очередь предстать перед судьбоносной комиссией. Неожиданно пожилой профессор Кобозев, председатель комиссии, говорит, что хочет побеседовать со мной наедине. Мы садимся за отдельный стол, и он вдруг широко улыбается: «Куда бы ты хотел поехать, Сергей?» От неожиданности я тоже улыбаюсь и говорю: «Если честно, то в Киев, Вадим Михайлович!» Вдруг профессор становится серьезным: «А Библию ты, Сергей, хорошо знаешь?» «Постоянно читаю и изучаю», – говорю я тоже серьезно. «Тогда ты должен мне рассказать, что Библия советует делать в моем жизненном случае... Можешь побеседовать сегодня вечером со мной?» – «Конечно, с большим удовольствием!» – «А по поводу Киева вот что скажу тебе: мне уже выходить в этом году на пенсию и потому терять нечего... Короче, подписываю тебе направление в Киев, работу себе там сам подыщешь. У меня к тебе просьба: если сможешь, найди для меня Библию, чтобы я мог ее сам читать, когда ты в Киев уедешь».

Так и стала Библия моей «распределительной путевкой» в родной Киев, точно так же, как четыре года до этого она стала моей путевкой в новую жизнь с конечным «распределением» в небесный Иерусалим. И в тот осенний «определительный» день мне стало по-новому ясно, что изучать Библию надо так, чтобы в любой, самый неожиданный момент быть готовым к экзамену на ее практическое применение.

Через пару лет мне пришлось из Киева приехать в Москву, и я пошел в родной институт узнать, где можно найти профессора Кобозева. Мне сообщили грустную новость о том, что он недавно умер. Но Вадим Михайлович навсегда остался в моей памяти со своим вопросом: «А Библию, Сергей, ты хорошо знаешь?» И я искренне верю, что мы еще встретимся там, куда можно «получить распределение», только приняв Слово Божие в свое сердце.

Архив