+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2005 г.

Хочу быть верным Ему

Олег Жирнов

«Ибо, что можно знать о Боге, явно для них,потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны». Рим.1:19–20

Каждый из нас может вспомнить случаи сверхъестественного вмешательства могущественной Личности в нашу жизнь. Как правило, это или экстремальная ситуация, или какая-нибудь опасность, из которой мы вдруг вышли без ущерба. Таким образом всемогущий Бог – Творец Вселенной – говорит нам о Себе, о вечности, о правде, о жизни, о свободе, о любви.

Так происходило и со мной. Что-то я понимал, будучи еще далеко от Бога, что-то осознал только после примирения с Господом. О моем пути к лучшему пониманию и осознанию воли Божьей относительно нас, любви Божьей к нам, и конкретно ко мне, этот рассказ.

Мама моя познала Господа, когда мне было лет 8–9, а ко мне первый раз четко проговорил Господь, когда мне было 12 лет. Я видел сон. Видел себя в ослепительно-белых одеждах на берегу широкой и бурной реки. На другом берегу прекрасный город, и мне очень сильно захотелось в этот город. Я бросился в реку и поплыл к городу. Течение бурное, и меня сильно снесло.

Когда я вышел на противоположный берег, с моей одежды стекала грязь и у меня осталось мало сил, но я пошел в город. На этом сон прервался. Когда я рассказал сон маме и двоюродной сестре, они просили меня довериться Господу, объясняя значение сна тем, что если я не доверюсь сейчас Господу, то мне трудно будет в жизни одному, я сильно замараюсь, и жизнь меня очень сильно потреплет, и я нахлебаюсь много грязи. Той же осенью, когда я пошел в школу, у меня было время выбора. Мама была верующая, и меня дразнили, часто били, и я замыслил отомстить обидчикам. Начал учиться драться, достиг определенных успехов в этом занятии и в 17 лет попал в тюрьму. Отбыл срок (два года), а после освобождения закончил курсы шоферов, начал работать, но всегда как бы видел перед собой открытые тюремные двери.

Ощущение беспомощного кролика перед пастью удава преследовало меня всю последущую жизнь, до моего примирения с Богом. Чтобы уберечь меня от тюрьмы, мама переехала со мной с Дальнего Востока в Киргизию. В Киргизии друзья у меня были верующие, с неверующими я не хотел близко сходиться из-за печального опыта общения с людьми, не имеющими стыда и не знающими страха перед Богом. Раз Бога нет, значит, можно делать все, что хочешь, нужно только спрятаться от людей. Я и сам людей не стыдился и Бога не боялся, как должно, но остерегался себе подобных.

Мои новые друзья окружили меня вниманием и заботой. Я старался поступать так, чтобы не огорчать их, но у меня это плохо получалось: не было силы побороть грех, себя, дурные привычки. Потом служба в армии. Одного из моих друзей тоже призвали в армию, только в отличие от меня он уже был с Господом и даже успел заключить с Ним вечный союз, по которому Бог обещает всякое покровительство и защиту и снабжает силой в войне с врагом всех людей – дьяволом.

В то время я думал, что человек сам по себе может поступать хорошо, что жизнь он строит сам (отчасти это так и есть, но только отчасти), на самом деле человек только может выбрать себе хозяина или господина. И кого он выбирает, того волю он и исполняет. Мы с другом служили в разных концах страны: он – в Прибалтике, а я на Дальнем Востоке. Но мы с ним переписывались.

Друг писал мне гораздо чаще, чем я ему, стараясь подвести меня к Христу. Писал, как спокойно и уверенно жить в союзе с Богом, но меня манил к себе мир, сверкая всеми цветами радуги, обещая без Бога все прелести в этой жизни, всевозможные наслаждения.

Перед демобилизацией я женился и домой вернулся с молодой женой. Имея, как я считал, хорошие данные для успешной самостоятельной жизни, я рассудил, что счастье принесет материальный достаток, проще говоря, хорошая зарплата. Взвесив все, я сознательно отказался от своих друзей и выбрал путь удовлетворения своих желаний, думая, что чем больше я получу, тем счастливее буду себя чувствовать. Это сейчас я знаю, что Бог сотворил человека таким, что он ощущает себя счастливым лишь тогда, когда отдает. «Блаженнее давать, нежели принимать», – провозглашает Священное Писание. Если мы внимательно проанализируем свою жизнь, то непременно вспомним, что самые счастливые мгновения в нашей жизни те, когда мы кому-то бескорыстно что-то сделали, или помогли, или что-то дали.

Так вот, взвесив все за и против, я сделал выбор – и жизнь моя стремительно покатилась под откос, хотя я-то так в то время не считал. Я думал, что у меня все замечательно: зарплата хорошая (я переехал на Крайний Север и работал водителем-дальнобойщиком), товарищи уважают, и работа мне нравится, экстремальные условия закаляют мой характер. Это я так думал, на самом деле становился все жестче и жестче и почему-то не получал удовлетворения от жизни, хотя вроде старался себе ни в чем не отказывать. Мне становилось хуже и хуже. Я имею в виду внутреннее состояние. Внутреннюю пустоту я пытался заполнить разными удовольствиями, которые предлагает этот мир и общество, избранное мною.

Там, на Севере, в экстремальных условиях, было несколько ярких моментов, в которых Бог показал мне не только Свою любовь, но и как сильно меня ненавидит сатана, который не раз пытался уничтожить меня как физически, так и душу погубить. Там я начал молиться, правда, это бывало только, когда я выезжал в очередной рейс, и в определенном месте, на выезде из поселка, у меня был рубеж, где я просил у Бога благословения и охраны в рейсе.

В то же время я продолжал жить в грехе, потакая всем своим желаниям и не желая войти под кров Всевышнего. Но Господь знал, как и где Он достигнет меня. В Божьем плане пришло время спасать меня от меня самого. Он отправляет меня на Дальний Восток. В то время я не понимал, что таким образом Бог спасает меня от гибели, и воспринял действия Господа как унижение меня как личности. Вернувшись с Севера в родные места, на Дальний Восток, я еще долгих пять лет жил по-своему. В 1992 году, осенью, впервые без скандала, мы с сыном не нашли общего языка, и мне пришлось одному ехать в рейс. В ожидании парома на переправе через Амур, размышляя и анализируя свою жизнь, я вдруг осознал, что все время я бил мимо цели и все, чего я достиг, ничего не значит. Вдруг я понял, что даже самым дорогим для меня людям, жене и сыну, я не дал счастья, но, наоборот, каждый день моей жизни приносит им только горе. Живя в свое удовольствие, потакая своим желаниям, я потерял уважение (не говорю любовь) самых дорогих для меня людей – жены и сына. И самый лучший способ сделать остаток их жизни более или менее счастливым – это самому уйти от них. Но и другие люди не заслужили того горя, которое принесет им мое присутствие. Жить одному, не соприкасаясь с другими людьми, невозможно, поэтому я решил уйти из жизни добровольно. Чтобы и смертью не доставить родным неприятности и беспокойства, я решил, что лучший способ уйти из жизни – это утонуть в Амуре. Зная повадки реки – на течении автомобиль за несколько часов замоет песком, – я решил вместе с машиной на течении съехать с парома. Так автомобиль должен был стать моим гробом, а речное дно –кладбищем. Когда я принял такое решение, мне стало легко и даже спокойно. Я решил это дело «перекурить» и достал из кармана пачку сигарет, но вместо сигарет в моих руках оказался маленький (гедеоновский) Новый Завет. Как он попал в мой карман, не помню. До этого случая я пытался читать Библию, но эта Книга для меня была закрыта. Теперь же я сразу увидел выход, и мысль о суициде оставила меня. Пока переправлялись через Амур, я буквально пил эту Книгу. Ехал и часто останавливался попить чаю и прочитать несколько стихов из этой Книги. Когда Книга была открыта и лежала передо мной, я боялся курить: мне казалось, что это святотатство курить и читать эту Книгу. Тогда я выучил наизусть молитву «Отче наш». И когда мне становилось плохо, я молился этой молитвой. Когда забывал слова, открывал Книгу, находил молитву, повторял ее снова и снова, и мне становилось легче, я видел Господа. Он стоял далеко от меня и протягивал ко мне руки. Всегда в это время мне становилось покойно – какой-то мир приходил ко мне. Так продолжалось около четырех или пяти месяцев, но однажды вдруг я понял, что все кончено, я погиб. Это было настолько реально, что я заметался по городу в поисках верующих. Ходил и прислушивался, вдруг где-нибудь заговорят о Боге или запоют псалом.

Не встречал, не находил и пришел в отчаяние, тоска навалилась, стало страшно, хотя до этого я слыл человеком бесстрашным. И тут я вспомнил, что в соседнем городе живет моя верующая мать. Сел в машину и поехал к ней. Как всегда, у нее было много людей, и все верующие.

Немного времени прошло, и все как-то незаметно разошлись. Осталась одна сестра (я сейчас даже не помню ее имени), мама и я. Мы сели пить чай. Перед этим мама просила благословения, и я впервые без принуждения, по желанию согласился с молитвой, сказав в конце «аминь». За столом я у сестры узнал, в какое время и в каком месте проходят собрания, и в первое же воскресенье поехал в собрание. В то время собирались во дворце культуры. Народу было много, полный зал. Я сел где-то в углу, кто-то дал мне песенник, но когда собрание началось, песенник мне не понадобился: я вспомнил не только все песни, которые пели в собрании, но и мелодии к ним. Что-то кто-то говорил, я плакал, пели, я плакал. В конце собрания тот, кто вел собрание, попросил всех, кто желает, чтобы за него помолились, поднять руку. Я поднял.

Попросили, чтобы вышли вперед, и, хоть во мне все противилось, я вышел. Потом пригласили подняться на сцену, во мне поднялся настоящий бунт, но я переступил через себя и поднялся на сцену. Когда я после собрания шел к машине, то точно знал, что я дитя Божье, и никто не смог бы поколебать моей уверенности в усыновлении. И все настолько прекрасно было вокруг, что я поразился этой красоте. Это было в июне 1993 года. И я с полным основанием считаю днем своего рождения 5 июня 1993 года. До этого дня я не жил и даже не существовал, потому что до встречи с Господом как с Отцом все было настолько бессмысленным, что и считать то пустое, потерянное время жизнью неверно. Наверное, я сильно изменился. Многое, от чего я пытался избавиться на протяжении долгого времени, отлетело от меня, как шелуха. Господь освободил меня от многих пороков, во-первых, от алкоголя и наркотиков, во-вторых, от ругательных слов (я их просто забыл) и еще от многого, о чем и вспоминать стыдно.

С того дня Господь ввел меня в дом пира, и знамя Его – ЛЮБОВЬ – надо мной. Иногда я роняю Его знамя, но Он вновь и вновь очищает его и опять поднимает над моей головой.

C того дня и до дня нашей с Ним встречи хочу быть во всем верным Ему, исполнителем Его воли, всегда иметь Его прекрасное, приносящее океан счастья и радости иго на своих плечах, на своей шее. Он говорит: «Иго мое благо». Для того чтобы ощутить это благо, то есть добро, нужно довериться Ему, и Он водрузит Свое иго, Свое знамя надо мной, над тобой, над каждым человеком, пожелавшим быть счастливым. В конце своего повествования хочу сказать всем: счастливым можно стать добровольно. А горе, несчастья к нам приходят, если мы добровольно выбираем быть несчастными. Иисус Христос все сделал для людей, чтобы они были счастливыми здесь, на земле, и никогда не видели слез, горя, болезней, смерти там, в вечности, которая более реальна, чем настоящее время.

Архив