+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2005 г.

Как можно такому Богу не служить?!

Вальдемар Цорн

Иван Вылков, руководитель миссии «Светлина на Балканите» в Болгарии, миссионер и пастор, бессарабский болгарин, вернувшийся на свою историческую родину для служения своему народу.

– Иван Иванович, расскажи, пожалуйста, где и в какой семье ты родился.

– Я родился на юге Молдовы в многодетной семье. Родители мои по национальности болгары, по убеждению в прошлом были православными, в настоящее время являются членами Церкви евангельских христиан-баптистов.

– Соблюдались ли в вашей семье какие-то особые болгарские традиции или обычаи?

– Исторически замечено, что всякая диаспора, в целях сохранения своей идентичности, твердо придерживается обычаев и традиций, унаследованных от предков. Среди болгарского населения на юге Молдовы и Украины все еще живы старые болгарские традиции, которые в самой Болгарии уже забыты.

Одна из традиций – не брать жену или мужа другой национальности. Я нарушил эту традицию. Вторая – младший сын должен жить с родителями в родительском доме. Несоблюдение ее вызывает осуждение со стороны окружающих. Я – младший в семье, и когда в 1984 году мы с женой решили ехать на миссионерское служение в Украину, то пришлось выслушать много укоров, предупреждений и убеждений. И только обет, данный Богу, дал твердость не остановиться на полпути. Даже в церкви, где большинство – болгары, мы встретили недопонимание. Интересно, что и толкование Писания «привязывается» к традиционным взглядам.

– На каком языке вы разговаривали?

– На болгарском, который, как я сейчас понимаю, один из болгарских диалектов. В диаспоре он не развивался с ХVІІІ века, с тех пор, как наши предки покинули Болгарию и поселились в Бессарабии. Литературный болгарский язык для нас был недоступен, поэтому пришлось приспосабливать русские слова, особенно в области техники, медицины и науки. В школе, как и везде в бывшем Советском Союзе, мы изучали русский язык и разговаривали во время уроков только на русском, а между собой, с ребятами – на нашем родном болгарском диалекте.

– Чувствовали ли вы себя частью болгарского народа и как вы относились к государству Болгария?

– Я не только чувствовал себя частью болгарского народа, но и гордился, что я болгарин, хотя историю моего народа почти не знал. Мы были лишены литературы о нашей родине. Из рассказов и преданий имели очень смутные представления о ней. Конечно, это очень ущемляло нас. По этой причине мы больше отождествляли себя с болгарами из стран СНГ, чем с болгарами в Болгарии. Государство Болгария было почти чуждо нам и непонятно. Мы чувствовали себя как брошенные дети – сироты при живых родителях, которых никогда не видели и не знали.

– Как к вам, болгарам, относились в Молдавии и Украине?

– В Молдавии, да и в Украине к нам относились нормально. Не наблюдалось никакого ущемления в связи с национальной принадлежностью. Только когда я развернул деятельность по созданию новых церквей, то чуть не оказался в тюрьме. Судебные процессы надо мной длились почти семь лет, до наступления перестройки. И то для освобождения пришлось обивать пороги союзной прокуратуры и Совета Министров СССР.

– Чем конкретно ты занимался, переехав из Молдовы в Украину?

– В Украину переехал с женой и двумя маленькими детьми с целью создания новой церкви. Прошел этапы от проповедника и руководителя организованной в городе Южном Одесской области группы до пастора церкви, выросшей из этой группы, до благовестника по области. Десять лет отдал Украине и сегодня все еще несу служение в качестве одного из пасторов-консультантов и как миссионер в Болгарии являюсь членом церкви города Южного, где есть еще четыре пастора.

– Как Господь благословил твое служение?

– Уже двадцать лет, как я покинул родительский дом и скитаюсь по миссионерским полям. Куда бы мы ни переезжали, с нашего дома начиналась новая группа, новая церковь, у нас появлялись новые сотрудники на Божьей ниве. Нескромно будет перечислять церкви, которые по Божией благодати были созданы и организованы, а тем более говорить о количестве уверовавших, которых никогда не считал и не могу себе этого позволить, потому что это Божья работа, а мы как семья, посвятившая себя такому служению, только с радостью наблюдаем, что Он проявляет благоволение к нам, избрав на такое ответственное служение.

– Как Бог призвал вас к переезду в Болгарию?

– После того как подготовил в Украине соответствующих работников, я чувствовал, что мне нужно идти дальше. Намерение мое было – ехать в Сибирь, куда мои родители были сосланы во время сталинских репрессий. Бог это желание видел, но готовил туда другого человека, того, кого я намерен был оставить вместо себя в городе Южном. Мы вместе ездили с благовестием по Одесской области. Когда я узнал о его желании уехать в Сибирь, не обошлось без серьезных дискуссий. Но он оказался более оперативным и, как я после убедился, более подходящим для тех условий работником. Время показало, что именно он должен был уехать туда. Речь идет об Александре Пузанове. Он сегодня несет служение епископа в Красноярском крае. Начал он свою работу там в качестве миссионера в городе Дивногорске.

Вопрос о Болгарии у меня возник на последнем съезде ЕХБ СССР в Москве. Когда я слушал отчет председателя Союза баптистов Болгарии о количестве церквей, о числе верующих и о трудностях, которые они испытывают, у меня сжалось сердце. Тогда я в душе услыхал первый призыв: нужно ехать.

После первого посещения Болгарии в 1993 году мне стала яснее ситуация. Десять дней, находясь в гостинице, я молился, а голос Бога звучал все сильней о том, что мне нужно переехать сюда на постоянное место жительства. Это было время расцвета и кульминации моего служения в Украине и как пастора, и как благовестника, когда власти коренным образом изменили свое отношение ко мне и было очень легко и приятно работать, нести свое служение.

– Как твои жена и дети отнеслись к идее переселения в Болгарию?

– Бог благословил меня разумной, мудрой и духовной помощницей, без которой то скромное дело, которое мы совершали, было бы неосуществимо. Она рассматривала это не как желание болгарина уехать на родину своих предков и готового за это платить любую цену, а как ответ на призвание Самого Бога. Поэтому трудности, особенно первых пяти лет, мы с семьей переносили, зная, что во всем этом была воля Божия. В следующие пять лет Бог показывал нам все то, что было изначально в Его планах по отношению к нам в Болгарии.

Но вначале Он испытывал нас, нашу веру и доверие Ему. Единственно, что мы можем сказать: слава Ему, что Он помог не свернуть с пути и не вернуться назад, не исполнив свою миссию перед Ним и народом, к которому Он нас послал.

– Жена у тебя по национальности белоруска. Как она себя в Болгарии чувствует?

– Жена моя оторвана от своего народа с четырехлетнего возраста. Вот уже 25 лет она живет среди болгар и чувствует себя более причастной к болгарскому народу, чем к какому-либо другому.

– Я знаю, что переезд в Болгарию был у вас не без приключений. Расскажи немного об этом. Как сложилась ваша жизнь на исторической родине в первые годы?

– Из Украины до Болгарии мы добирались четверо суток. С болгарской границы нас вернули назад. Пограничник, заглянув в компьютер, так и заявил: «Назад, баптистская секта!», хотя видел, что жена в положении и в машине четверо маленьких детей. Но Бог усмотрел благополучный переезд границы во время следующей смены. Въехали в Болгарию по гостевой визе, дающей право пребывания в стране в течение одного месяца. Денег у нас было только пятьсот марок. Потом начались муки: переезды из города в город, борьба за прописку и регистрацию. Но Бог был с нами. Вскоре организовали первую домашнюю группу, первые церкви. Сейчас работа идет полным ходом.

– Расскажи немного о вашей миссии – «Светлина на Балканите» и о журнале «Прозорец».

– До приезда в Болгарию я думал (по опыту служения в Украине), что за пять лет смогу проехать по городам и селам Болгарии с благовестием и достигнуть поставленной цели. Но ситуация здесь существенно отличалась от положения в Украине. Пришлось многое переосмыслить и пересмотреть свою стратегию. Многое из прошлого опыта не сработало, но Бог видел желание сердца и послал на помощь друзей из миссии «Свет на Востоке». Вот уже четыре года как официально зарегистрирован фонд «Светлина на Балканите». За эти годы развернули работу по созданию новых церквей, открытию новых точек во многих городах, где нет церквей. Участвуем также в социальной работе через благотворительные кухни и в программах по ликвидации безграмотности среди цыганских детей. Особо радуемся мы результатам издания и распространения журнала «Прозорец» (в переводе – «Окно»). Через это окно мы отправляем послания нашего Бога во все концы Болгарии, и этим осуществляется наше намерение охватить всю Болгарию. Этот журнал сейчас – один из лучших христианских журналов в Болгарии. Своими темами и дизайном он вызывает большой интерес у читателей, и количество желающих получать его растет. Пока еще не было ни одного негативного отзыва о нем. Мы рады, что имеем возможность пользоваться в качестве источника тем и статей журналом «Вера и жизнь».

– Какие шансы ты видишь в возвращении бессарабских болгар на родину, в Болгарию?

– Если говорить о массовом возвращении болгар в Болгарию, то пока не видно никаких перспектив. Первое препятствие – это экономическое неравновесие. Болгары Молдовы и Украины не могут себе позволить переезд по причине недостатка финансов, необходимых для переезда и устройства в Болгарии. Да и жизнь в Болгарии намного дороже. Специальной социальной политики в отношении переселенцев в Болгарии пока нет. Поэтому мало кто решается на такой серьезный шаг. Хотя есть семьи, которые переехали в Болгарию, и некоторым было оказано внимание со стороны государства – им дали жилье в местах, где не так просто найти работу и стать на ноги.

– Чем бессарабские болгары отличаются от коренных?

– Говор их, как и вся культура, ставшая частью их менталитета, сразу же бросается в глаза.

– Какие ценности в твоей семье главные?

– Приобретенный опыт быть в полной зависимости только от Бога, а не от организации, пусть даже самой лучшей, будь то баптистский союз или самые успешные миссии в мире. Опыт, который открывает явное сверхъестественное вмешательство неба в жизнь как семьи, так и каждого члена семьи в отдельности. Однажды я задал вопрос одному из сыновей: «Что тебя побудило посвятить себя Богу?» Ответ был конкретным: «В жизни нашей семьи очень много важных, сверхъестественных фактов, свидетельствующих о Божием водительстве и вызывающих желание служить такому Богу до конца жизни».

Каждый, исполняя Его поручение, стремится найти смысл жизни в получении глубокого удовлетворения от хорошо выполненной работы во имя Христа. Поэтому все члены нашей семьи мечтают стать миссионерами, а некоторые уже осуществляют это служение. Двое старших детей имеют высшее богословское образование, дочь учится в Пражской богословской семинарии и в Государственном университете (на филологическом факультете), сын готовится защищать диссертацию на степень магистра в одном из государственных университетов Болгарии, он также несет служение по созданию новых церквей. Другой сын – тоже студент, учится в консерватории. Двое младших сыновей – школьники. Все дети имеют музыкальное образование (или продолжают учиться музыке). Приобретают дополнительные профессии для безболезненного выживания в трудных ситуациях жизни.

– Спасибо, Иван, за откровенную беседу. Как болгары говорят: «Слава на Бога!» Желаем тебе, твоей семье и сотрудникам и в дальнейшем Божьего благословения.

Архив