+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2004 г.

Путь Саула и путь Давида

Людмила Шторк

«Узнал Давид, что утвердил его Господь царем над Израилем, что вознесено высоко царство его, ради народа его Израиля». 1 Пар. 14:2

Высокое вознесение царства Давида, само избрание его царем произошло вовсе не ради него самого, но народа Израилева. Поскольку Господь отделил Себе Израиль для Себя Самого – «Тебя избрал Господь, Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле» (Втор. 7:6) и «Касающийся вас касается зеницы ока Его» (Зах. 2:8), – то смысл избрания Давида в том, чтобы служить Господу. Эта цель Божья ясно выражена в Деяниях апостолов: «Нашел Я мужа по сердцу Моему, Давида, сына Иессея, который исполнит всю волю Мою» (13:22). Параллельный стих в Первой книге царств (13:14) говорит о том, что Господь повелел ему «быть вождем народа Своего». То есть цель царствования Давида состояла не в том, чтобы ему просто наслаждаться своим царственным величием, а в том, чтобы быть вождем народа Божьего, народа, для которого у Бога были Свои особые намерения. Главное намерение Господа состояло и состоит в том, чтобы Его народ был действительно Его народом, а Он бы являлся его Богом (Иер. 30:22).

Саул же царствовал для себя. Его не волновало, что желал Бог совершить для Себя Самого через Свой народ, которым управлял Саул. Посмотрим на некоторые аспекты жизни этих двух царей – Саула и Давида. Оба они были избраны и помазаны на царство для исполнения намерений Божьих (см. 1Цар. 10:1; 13:14; 16:13).

Когда Саул предстал пред народом, то каждый сразу, по одному лишь его внешнему виду, мог определить, что Саул достоин быть царем, ибо «не было никого из израильтян красивее его; он от плеч своих был выше всего народа» (1 Цар. 9:2). Нечто подобное Самуил ожидал и от нового царя: «И когда они пришли, он, увидев Елиава, сказал: „Верно, этот пред Господом помазанник Его!“» (1 Цар. 16:6). Но Господь смотрел не на вид его и не на высоту роста, а на сердце (1 Цар. 16:7).

Давиду же нечем было гордиться – в его внешности не было ничего выдающегося. Прежде и Саул считал себя недостойным царствовать (1 Цар. 9:21). Но, став царем, принимая ежедневно поклонение как царь, он ожесточил сердце свое. Он стал считать данное ему Господом царство своим, а не Божьим, и царствовал для удовлетворения своих плотских желаний. Поэтому он так болезненно воспринял похвалу народа в адрес Давида. Царь-то он, а не Давид, женщины могли бы и просто, ради приличия, превознести его: «И Саул сильно огорчился, и неприятно было ему это слово, и он сказал: „Давиду дали десятки тысяч, а мне тысячи; ему недостает только царства“» (1 Цар. 18:8).

Если кто-то (как нам кажется) выглядит в своем служении гораздо успешнее, чем мы в своем, и мы начинаем относиться к этому брату (сестре) с подозрительностью, то это значит, что мы идем путем Саула, что наше служение именно «наше», а не Божье, не для Его народа. Мы, в таком случае, служим себе, это на наше царство покушаются. Мы строим вовсе не Божье царство, а свое!

Так как Саул считал, что царство дано ему для его собственного удовлетворения, он как мог поддерживал свою власть своими силами. Возьмем, к примеру, момент, когда он боялся показаться несостоятельным перед народом (не перед Богом, а перед людьми!). Именно люди представлялись ему угрозой для его царства. Он сам решил совершить жертвоприношение в Галгале, так как «Самуил не приходил... и стал народ разбегаться от него» (1 Цар. 13:8). Его имидж как правителя, как служителя Божьего оказался на грани поругания – народ разбегается! И тогда он решил взять власть из рук Божьих в свои. Это – путь Саула.

Если мы начинаем выхватывать с плачем, страхом и негодованием на Бога данное нам служение (Им же Самим и данное) из-за боязни перед людьми, то мы идем путем Саула. «Согрешил я, ибо преступил повеление Господа и слово твое; но я боялся народа и послушал голоса их» (1 Цар. 15:24). Нам страшно обнажить свою несостоятельность. Если наша несостоятельность обнажена, то Господь одевает нас в Его «состоятельность», в Его одежду.

Давид же не боялся предстать с обнаженным сердцем не только перед Богом, но и перед людьми. Когда Давид повелел перенести ковчег Божий в Иерусалим, радость так переполняла его, что он «плясал изо всей силы пред Господом; одет же был Давид в льняной ефод» (2 Цар. 6:14). Я часто думала: почему здесь особо указывается, что он был одет. Оказывается, вот почему – его жена, дочь Саула, уничижила его в сердце своем: «Как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня перед глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!» (2 Цар. 6:20). Но обнажившись перед всеми, Давид тем не менее был одет в льняной ефод!

Значит, обнажилось его поведение, его преданность Господу, его радость пред Богом. Может быть, Мелхола высказала то, что показалось необычным и странным не только ей: уважаемый человек, царь, прыгает по городу в ликовании, как простой смертный! Но Давид не боится быть недостойным в глазах людей: «Пред Господом играть и плясать буду; и я еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих, и перед служанками, о которых ты говоришь, я буду славен» (2 Цар. 6:21–22). Прославляют не люди, а Бог. В этом – путь Давида.

Его задача как царя – умалиться в своих глазах и перед людьми, чтобы являть народу израильскому не себя, но Бога. Не об этом ли говорит и Иоанн Креститель: «Ему должно расти, а мне умаляться» (Ин. 3:30)? Сама суть любого служения, данного человеку Богом, в том, чтобы рос Он, а не мы, чтобы наша несостоятельность обнажилась и могла быть покрыта Им. Мы нужны Ему нищими, знающими о своей наготе и нищете: «Блаженны нищие духом» (Мф. 5:3). И это – путь Давидов. Об этом же говорил и Иисус, уча иудеев в храме: «Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня» (Ин. 7:16).

Получив какое-то служение из рук Божьих, мы сразу же начинаем думать, что этим Господь отличил какие-то наши особенные таланты, возвысив нас перед другими (у них-то этих талантов и этой силы нет!) Наше «я» превозносится, и мы, конечно же, начинаем считать, что наше служение дано нам, чтобы как-то выявить наши лучшие стороны и таланты, и что самая главная цель нашего служения – дать Господу возможность наградить нас, поставив «над многим» (Мф. 25:21). У Бога же иная цель. Он хочет, чтобы мы шли путем Давида и чтобы Он, придя, получил бы Свое с прибылью (Мф. 25:27). Прибыль должна быть Его, как и данное нам – Его же! Присваивая себе Его славу (вот как здорово я служу Богу, не то что они!), мы идем путем Сауловым.

Господь благоволил дать нам Царство (Лк. 12:32). И это Царство не наше, а Его! Если мы начинаем чувствовать себя пупом земли, мы идем путем Саула. Но Господу необходимо, чтобы мы ходили путем Давида! Все иудейские цари, вступившие на трон после Давида, сравнивались именно с ним. Их сердца были либо преданны Богу, как сердце Давида, либо нет. О царе Иосии прямо написано: «И делал он угодное в очах Господних, и ходил во всем путем Давида, отца своего, и не уклонялся ни направо, ни налево» (4 Цар. 22:2).

И дело не только в служении. Само существование, избрание, призвание и преображение христианина – не для него самого, а для Бога, для исполнения Его воли и Его вечной цели: «Ибо все из Него, Им и к Нему. Ему слава вовеки. Аминь» (Рим. 11:36). Если, избранные Богом, мы начинаем думать, что Ему просто хочется сделать все это ради нас самих, то мы обольщаемся, как Саул. Да, Он делит с нами Царство, но это Его Царство, а не наше. Он делит Свое с нами, а не мы – свое с Ним! Нам надо умолять Его, чтобы Он помог нам во всем ходить путем Давида, мужа по сердцу Его, не уклоняясь ни направо, ни налево.

Архив