+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2004 г.

Материнское сердце

Зоя Лукьянова

Кто-то сказал: «Становясь матерью, ты добровольно обрекаешь себя на то, что отныне твое сердце будет расхаживать вне твоего тела». Мудрые слова подметили саму суть материнства. Когда долгое ожидание рождения, а потом и сами муки родов остались позади, ты вдруг обнаруживаешь, что этот маленький человечек не только стал членом твоей семьи, а просто- напросто забрал твое сердце. Отныне и навсегда его дыхание для тебя важнее своего, его здоровье – приоритет в твоих интересах, а его счастье и благополучие – твоя первая и главная молитва.

Проходит время, и эта связь день ото дня крепнет. Вас уже связывает не только твоя забота: вы вместе идете по жизни, вместе строите планы и преодолеваете препятствия, твой ребенок уже удивляет тебя независимостью суждений и в то же время своей похожестью на отца или бабушку. Он растет, связь крепнет, и твое сердце, переполненное гордостью и заботой, иногда замирает: «Господи, сохрани его от зла, защити, сбереги…»

Сердца сотен матерей Беслана умерли вместе со своими детьми. Эти сердца рвались болью все три страшных дня, а потом умерли, сраженные пулями, огнем и взрывами, забравшими жизни их детей. Матери Беслана надели черные одежды и пошли хоронить своих детей. Но только Бог и они сами знают, что в тот день, когда перестали дышать их дети, перестали стучать их сердца. У изголовья каждого детского гробика тихое и незаметное лежит сердце матери. Оно билось в такт с сердечком ребенка, а теперь замерло у его сомкнутых глаз. Город, сраженный смертью, хоронит не только детей своих, но и матерей.

Господи, за что? Ведь это дети, наши дети! Ты подарил их, озарил их улыбками нашу жизнь, и Ты же разрешил убийцам прервать их жизни. Зачем, зачем Ты дал жизнь детям, а потом позволил разорвать наши сердца их смертью?..

Мир замер у экранов телевизоров, следя в прямом эфире за развитием жестокости, а потом содрогнулся, увидев первое безжизненное детское тело. Сотни и тысячи рыдающих матерей прижали к себе своих живых детей, глядя на то, как матери Беслана хоронят своих.

Начался новый отсчет истории, когда жизнь ребенка стала картой, планомерно и безжалостно разыгрываемой в борьбе за власть. Но почему, почему в этой игре без правил жертвами стали наши дети?..

Я не знаю ответов на эти вопросы. Да и какой ответ утешит мать, обнимающую безжизненное тело своего ребенка? Дни и ночи она стояла на коленях, взывая о помощи и милости. Вместе с ней на коленях стояли матери всего мира, охраняя хрупкий мир, в котором живут их дети.

Мир рухнул, ушла жизнь, и, кажется, пришло время упасть и умереть у свежего холмика земли, который похоронил надежду и будущность. Смерть могла бы осклабиться в ядовитой ухмылке, празднуя победу, но разве это возможно? Тогда зачем мы верим Богу, доверяем Ему своих детей? «И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех людей». Вот оно пришло, то страшное время, когда нужно поверить в то, чего не видел. Среди огня, пуль и взрывов открылось небо, и незримые Божьи посланники увели наших детей навстречу Христу. Именно Он встречал наших детей – измученных и напуганных. Им навстречу были протянуты Его руки – заботливые, нежные и сильные. Больше никто и никогда не обидит наших детей, они не услышат злых слов, не захлебнутся слезами от несправедливости, не будут бояться завтрашнего дня. Они достигли достоинства царского – наши маленькие принцы и принцессы из Беслана. Закончился отсчет их жизни на земле, но начался небесный. Опустели их кроватки в домах Беслана, но улицы небесного Иерусалима наполнились их звонкими голосами.

Матери Беслана, поднимите свои головы, утрите слезы и посмотрите в синеву небес, где, согретые вашими молитвами, ваши детки ждут дня воссоединения. Нет, не в этой жизни только надеемся мы на Христа, доверяя Ему своих детей. Не напрасны были наши молитвы – из ада ненависти и злобы Господь взял к Себе детей.

Нет, Господи, не об этом я молила Тебя в те страшные дни! Но сколько уже раз наш Отец показывал нам несостоятельность наших планов и взглядов. «Мои мысли – не ваши мысли, не ваши пути – пути Мои, – говорит Господь. – Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших и мысли Мои выше мыслей ваших».

Больно, невыносимо больно… Ледяной лапой отчаяние перехватывает горло, но оживает замершее сердце, отогретое небесной надеждой. Безумие скорби не заслонит небесного дворца, где нашли вечную радость дети.

Наши молитвы с вами, матери Беслана, пережившие своих детей. Пусть наши слезы, пролитые в молитвах о вас, отогреют ваши растерзанные сердца. Мы вместе с вами вглядываемся в синеву небес, пытаясь угадать своим непостижимым материнским чутьем – как там дети? Слезы мешают разглядеть подробности, но сердце начинает стучать ровнее и спокойнее: Господь позаботится о них... Ему можно доверить заботу о самом дорогом...

Архив