+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2004 г.

Крыша

Рабига Садвакасова

Ты – покров мой и щит мой; на слово Твое уповаю. Пс. 118: 114

Будь все проклято, если я не смогу найти себе „крышу“, – все пойдет тогда прахом, – думал Ризабек, сидя в электричке, идущей в областной центр. – Но Баха должен помочь, он не подведет. В конце концов Баха ведь многократный чемпион по боксу, весь криминал, должно быть, в его руках».

Все началось с лотерейного билета. Ризабек в то время работал на рынке «специалистом по перемещению тяжестей из пункта А в пункт Б», как он шутливо называл себя, то есть грузчиком. Парень знал, что самые крепкие мужики на этой работе не выдерживали больше трех-пяти лет – или спивались, или возвращались в родные места больными и разбитыми. Поэтому Ризабек стремился накопить денег, чтобы открыть свой бизнес. К тому же он мечтал жениться на Заругуль. Это была самая красивая и образованная девушка в их большом ауле. В ней Ризабеку нравилось все – стройная, хрупкая девушка была похожа на колосок, ее толстые черные косы подчеркивали белизну нежной кожи, большие миндалевидные глаза всегда были веселыми и приветливыми. Одно было плохо – Заругуль уже три года была христианкой, да к тому же еще и баптисткой. Три года назад к ним в аул приезжали миссионеры, раздавали книги и журналы о Боге, звали в палатку на свои собрания, но к ним почти никто не приходил, кроме двух русских бабулек да Заругули. «Ей тогда сильно попало от отца и братьев, но девушка, обычно послушная и покорная, оказалась упрямой как ослица», – с раздражением подумал Ризабек. Ее сажали в подвал – она пела песни о Боге, которые сочиняла сама, и ее проникновенный голос заставлял плакать мать и сестер; ее выгоняли из дому – она находила приют у своих новых братьев и сестер и с еще большим вдохновением прославляла своего Бога. Но Ризабек был уверен, что стоит Заругуль стать его женой, она сразу же забудет все эти глупости, ведь в молодости кто не заблуждался?! О том, что девушка может отказаться выйти за него замуж, Ризабек даже не задумывался, ведь в их роду красть невест было чуть ли не традицией.

Мысли «джигита» вернулись к тому самому злополучному лотерейному билету, с которого и начались все неприятности. В тот жаркий июльский день все было так же, как обычно. Из-за 43-градусного зноя соображалось трудно, жажду не утоляла даже замороженная родниковая вода, казалось, этот день будет длиться бесконечно. Привычным маршрутом Ризабек толкал свою тачку, автоматически выкрикивая: «Посторонись!», «Дорогу!». Лица, фигуры, товарные лотки причудливой мозаикой проплывали мимо...

Он вдруг почувствовал острую тоску по родному аулу, ему захотелось хотя бы на минуту увидеть Заругуль. Теперь его не смущало даже то, что она верующая. «Вот если бы ее Бог мне помог, я бы поверил в Него...» – Ризабеку так сильно захотелось, чтобы в его жизни хоть что-то изменилось. Вдруг подул пыльный, горячий ветер. Со столика напротив взлетел и плавно опустился на голову прямоугольный листочек. Секунд пять Ризабек тупо рассматривал сиреневую бумажку. «Лотерейный билет», – вдруг дошло до него. «Беру», – сразу же сказал он подбежавшей продавщице лотерейных билетов.

Ризабек как-то даже и не удивился, когда выиграл полмиллиона. Подспудно он даже готовился к большому выигрышу и не медля стал воплощать в жизнь намеченные планы. Первым делом после затяжного «обмывания» выигрыша он приобрел подержанную, но все еще резвую «Газель», затем сделал к родительскому дому небольшую пристройку под магазин и закупил необходимый товар. Низкие цены с каждым днем привлекали все больше покупателей – дело пошло. Но начались и проблемы. Бесконечные проверки то из СЭС, то налоговые съедали большую часть навара.

Но Ризабек не унывал, пока не произошло то, после чего начинающий коммерсант серьезно задумался о «конкретной крыше». Однажды ночью Ризабек не мог уснуть, хотя утром ему нужно было рано вставать. Уже сквозь дрему он услышал какой-то подозрительный шум, раздался звон разбитого стекла. Ризабек испуганно вскочил и рванулся к магазину. Сильно пахло бензином – стены магазина кто-то обильно полил горючим. Окна были разбиты. Оглянувшись, он увидел чьи-то метнувшиеся в сторону тени и бросился туда. Вдруг Ризабек споткнулся обо что-то большое и мягкое и упал. Оказывается, один из поджигателей кинулся ему под ноги. То, что происходило дальше: удары, пинки, ругань – воспринималось как кошмарный сон. Ризабек потерял сознание. Очнулся он от холода и боли. С трудом поднялся. К его майке была прицеплена записка: «Убирайся, пока жив». Ризабек понял, что за всеми проверками, комиссиями, штрафами, а теперь еще и за этой попыткой поджога стоял Черный Марат, зять акима района и местный «авторитет». Через два дня после этого кто-то угнал «Газель» Ризабека. Терпение его истощилось.

Поэтому Ризабек и ехал сейчас в вагоне электрички. Искать «крышу». Первым делом он должен найти Бахтияра, своего двоюродного брата. Бахтияр, или по-другому Баха, раньше серьезно занимался спортом, затем сам тренировал других. Последние несколько лет братья не виделись, на это не было времени. Год назад Баха приглашал на свадьбу, но Ризабеку не на что было купить подарок, и он не пошел.

Наконец Ризабек у цели. Дверь открыла молодая приветливая женщина с добрыми, ясными глазами. Вроде казашка, но на голове платок повязан как-то не по-казахски. «Как у баптистов», – мелькнуло в мыслях Ризабека.

– А Баха... – начал было он.

– Он скоро будет, подождите немного. Я его жена. Проходите, – она широко распахнула дверь.

«Чисто, уютно», – отметил про себя Ризабек. Взгляд его привлекла красивая вышивка в рамке. «С избытком даст тебе Господь, Бог твой, успех во всяком деле рук твоих... если обратишься к Господу, Богу твоему, всем сердцем твоим и всей душой твоей», – прочел он.

– Откуда это? – спросил он свою женге1.

– Из тридцатой главы Второзакония, – ответила она и, встретив недоуменный взгляд Ризабека, добавила: – Из Библии. Когда Бахтияр еще не был христианином, он попал в больницу и там уверовал. Он прочитал этот стих и стал просить у Бога помощи, и, Вы знаете, Бог дал ему все, что он просил, и даже больше.

Ризабек потрясенно молчал: «Баха, казах, верит в русского Бога!» Он уже собрался уходить, как вошел его брат. Раньше всегда мрачный и агрессивный, Бахтияр теперь сиял радостью. Из глаз его словно струился свет. Ризабек вспомнил Заругуль, у нее тоже были сияющие глаза. «Неужели это их Бог дает им такие глаза?» Что-то заставило Ризабека остаться, он хотел узнать, что могло так изменить человека. Братья проговорили всю ночь.

Когда восток начал светлеть, Ризабек стоял на коленях рядом с братом. «О великий Бог! – начал свою первую в жизни молитву Ризабек. – Баха говорит, что зовут Тебя Иса. Я верю ему, он врать никогда не умел. Прости, что я никогда не благодарил Тебя. И за выигрыш я Тебе ни разу не сказал «спасибо». Прости, что я жил без Тебя. Будь теперь со мной. Я верю, Иса, что Ты любишь меня и умер за мои грехи. Спасибо Тебе за все! – И неожиданно для самого себя Ризабек закончил: – Будь Ты моей „крышей“».

Рабига Садвакасова — корреспондент выпускаемого в Казахстане журнала «Жизнь веры». Родилась в Караганде, по образованию журналист. Окончила Карагандинский госуниверситет. Уверовала и приняла крещение в 1997 году.

1Жена двоюродного брата (каз.).

Архив