+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2004 г.

И спала пелена...

Виталий Киктенко

Почему так, а не иначе складывается наша жизнь, зависит не только от нас, но и от Того, Кто нам эту жизнь дает. Очень важно наше отношение к материальным благам, к духовным ценностям и насколько рано, глубоко и серьезно мы начинаем постигать окружающий нас мир.

Хочу рассказать о своем пути к Богу. Прошло более десяти лет с тех пор, как я переехал на постоянное жительство в США. Тогда мне было 32 года. Это было трудное время становления, приходилось много и тяжело работать, чтобы платить за жилье, питание, транспорт, изучение языка. Из-за отсутствия работы мы переехали из Калифорнии в Иллинойс.

Снова тяжелая работа на стройке. Долго (5 лет) шла внутренняя борьба, где жить и с кем общаться. Несколько раз порывались уехать в Россию, но и в России менялись времена, от разгула небольшого переходили в большой, общегосударственный. Друзья и знакомые за это время уже изменились, так же, как и мы. В общероссийскую торгово-базарную жизнь мы уже не вливались.

Родители звали назад, в Россию, а я уже изменился, хотелось достичь какой-то цели, в чем-то утвердиться.

В последний раз я был в России в 1998 году, летом, поехал на мамин 60-летний юбилей. У меня уже был налаженный бизнес, своя небольшая транспортная компания (до этого я четыре года работал водителем-«дальнобойщиком», возил грузы из Калифорнии в Канаду и обратно). Дома бывал редко. И так как жизнь проходила в разъездах, было достаточно времени на размышления о прежней жизни: как жил и работал на трассе в Горьковской области, как вернулся на Кубань и работал в системе автосервиса, затем переезд в Америку, и опять работа и размышление о жизни...

Родители моей жены Валентины – верующие люди. Им Америка дала добро на жительство из-за гонений в бывшем Советском Союзе. Таким образом и я попал в Америку. Но это не значит, что они меня притесняли и заставляли ходить в церковь и верить в Бога, наоборот, они очень тактичные и добрые люди. Они предоставляли мне свободу выбора. Шло время, и я от нечего делать ходил в церковь только из-за возможности общаться на родном языке. Потом мы переехали в Чикаго. Здесь я устроился на работу в строительную компанию, в которой были одни верующие. Я искал людей, близких мне по интересам, с которыми я мог бы проводить свободное время, и не мог найти.

Очень трудно встретить людей, которые бы разделяли твои интересы, были бы близки по духу. Среди верующих были интересные, мыслящие люди, но меня отталкивала их вера, этот выдуманный ими мир. Какой интерес собираться вместе в выходные дни, тратить время, сидеть и слушать какие-то назидания и распевать хвалебные псалмы? Все это было за пределами моих интересов, и я не пытался даже вникать в эту их жизнь.

Итак, отгуляв свой отпуск в Союзе, мне необходимо было возвратиться домой.

Очутившись опять за рулем, я вспоминал о хорошо проведенном времени, о море, о том, почему в России живут более беззаботно, чем в США. Но мысль о том, что жизнь в США дала мне больше перспектив, возможностей, больше стабильности и уверенности в завтрашнем дне, успокаивала меня, и я вновь погружался в эту жизненную гонку за материальными благами.

В Чикаго мы жили по соседству с сестрой моей жены и ее мужем Сергеем. Он из Липецкой области, до приезда в США жил в Москве, работал в Метрострое и не хотел уезжать из России. Мы с ним частенько отдыхали, выпивали и болтали о прошлой, «хорошей», жизни в бывшем Союзе. Сергей по натуре добросовестный и ответственный человек, со своим устоявшимся мировоззрением. Радость он находил в общении с коллегами по работе и в домашних делах. Его жена Лена регулярно ходила в церковь и вела христианский образ жизни. Она пела в хоре. И так как они были очень гостеприимны, то у них часто проходили репетиции хора. Таким образом Сергей все чаще становился свидетелем жизни верующих людей. И вот незадолго до его дня рождения, в ноябре, на одном из собраний верующих Дух Святой коснулся его сердца, и он покаялся.

Для меня это было странно. Что могло с ним произойти, как эти сказки «забитых людей» могли повлиять на него настолько, что он бросил курить и выпивать, стал находить удовлетворение в общении этих людей, которые постоянно говорят только о Боге?.. Тоска! Я не находил ответов на эти вопросы, и мне было обидно, что я потерял надежного компаньона в наших застольях. Так раздумывая и переживая, я невольно начал размышлять над тем, что такое вера. Почему существуют верующие в наш космический век, когда наука и техника, а также учение Дарвина не оставили никаких шансов для подобных сказок и мифов? В кого и для чего нужно верить? Скорее всего, человеку нужен идеал, которому можно было бы поклоняться. Это своего рода выплеск энергии. Нужен образ или символ, который удовлетворит наши духовные потребности. Можно перед кем-то высказаться, кому-то пожаловаться. Пусть это будет что-то таинственное, недоступное, то, что сохранит мою тайну, а я, в свою очередь, освобожусь от того, что меня так волнует, тревожит, и так далее.

Так я думал и жалел Серегу, что он такой слабый и увлекся баптистскими сказками.

Очередной рейс привел меня в Сакраменто (Калифорния). Я всегда здесь останавливался у брата Валентины. Это был первый город в Америке, куда я приехал и где жил полтора года. Виталий хорошо встретил меня, он тоже был верующим. Идя в церковь на служение, предложил и мне пойти послушать известного богослова. Я же, устав с дороги и досадуя на него, пошел отдыхать. Рано утром на следующий день, когда я уже собирался в дорогу, а мне предстояло ехать в Сан-Франциско, он при расставании протянул мне книгу А. Прохорова «Человек» и, пожелав мне безопасного пути, расстался со мной. Я закинул книгу в «спальник» и отправился в дорогу.

Шло время, но мысли о странных людях – верующих и странных вещах, которые происходят с ними, а также с теми, кто до этого был обычным «мирским», меня не оставляли.

Я анализировал ситуации, в которые попадал в своей жизни. Почему я так легко попал в Америку, почему моя жизнь после 30 лет так близко стала соприкасаться с жизнью верующих, почему я об этом так много думаю в последнее время и почему так много людей искусства, науки, высокообразованных и грамотных во всех отношениях, ведут разговоры о Боге и более того – даже верят в Него? Кто такой Бог?

Совершенно неожиданно, на одной из стоянок в ожидании груза, я достал подаренную мне книгу и стал ее просматривать, особенно те места, которые касаются дискуссии о происхождении человека: кто он такой и что могло послужить к его созданию. Честно сказать, меня очень увлекли первые две части этой книги. Я совершенно по-иному взглянул на концепцию человека, на те предпосылки, что стоит за таким сложным и хрупким творением, и у меня как будто открылись глаза. Я понял, что ни за миллионы, ни за миллиарды лет невозможно из ничего создать что-то, а тем более человека. Должен быть Творец, а Он непостижим нашим человеческим разумом!

Да! Вы правы, я начал верить в Творца. Мне трудно объяснить, как это происходило внутри. Но я точно осознавал эту реальность присутствия вездесущего Творца!

Я сам себя стал пугаться, потому что начал верить во все это наваждение. Я думал о дороге, о бизнесе, о том, как и где буду отдыхать в очередной раз: Ниагара, Лос-Анджелес, Лас-Вегас... Но меня хватало ненадолго. Все эти мысли казались несостоятельными и пустыми на фоне тех, которые приходили мне в голову о Творце, о Боге.

Я стал слушать кассеты со свидетельствами людей, которые пережили свою встречу с Богом. Покаяние бизнесменов и убийц, наркоманов и ученых, артистов и просто рядовых членов общества... И у всех томление сердца, невыразимое желание обновления, осознания какой-то внутренней борьбы и удивительная легкость и победа высвободившегося духа.

Навсегда я запомню это удивительное ночное небо в горах Калифорнии, когда, остановившись на ночевку и прочитав об еще одном свидетельстве раскаявшейся души, я осознал, что уже не смогу жить по-старому, что я уже совсем не тот, что был прежде, что Иисус Христос изменил мое сердце и что я хочу жить по Его правилам!

Слезы облегчения и радости наполнили мои глаза, и удивительное спокойствие и умиротворение заполнили всего меня. Я начал мысленно жить для Христа! И спала пелена с моих глаз, я стал понимать верующих и то, о чем они могут целыми часами без устали рассуждать и петь.

Да, вот она радость, вот они слезы раскаяния и всеобъемлющая любовь к ближнему, всепрощение и самопожертвование. Вот это наполняет человека, когда Бог касается его, погибающего в собственных грехах, и возвращает ему утерянную связь с Собой.

С уважением, Виталий Киктенко

Архив