+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2004 г.

Каждое мгновение жизни

Любовь Исакова

Величко Николай Константинович, пресвитер церкви евангельских христиан-баптистов в г. Киеве, родился 7 сентября 1937 года в Западной Белоруссии, в селе Алексеевичи, в христианской семье. Уверовал во время учебы в Киевском политехническом институте. В 1958 году тайно принял водное крещение. В 1966 году был арестован под предлогом нарушения Закона об отделении церкви от государства (ст. 138), в настоящее время реабилитирован. С 1976 года несет пасторское служение. До 2003 года был президентом «Братства независимых церквей» в Украине. Его кредо: «Каждое мгновенье жизни исполнять волю Божью, явить Ему верность и достигнуть вечности со Христом». Николай Константинович и его жена Людмила Григорьевна имеют троих детей и семь внуков.

– Николай Константинович, Вы много лет трудитесь на ниве Божьей. За это время Вы многих людей привели к Богу, крестили. А как начиналась Ваша христианская жизнь? Как пришли к Богу, приняли святое водное крещение?

– Уверовал в г. Киеве, когда учился в КПИ, на химико-технологическом факультете. Посещал центральную баптистскую церковь, которая была на Подоле, по улице Спасская, 6, потом – на Ямской, 71. Когда обратился с просьбой о крещении, пресвитер церкви отказал, сославшись на то, что уполномоченный по делам религии мою кандидатуру вычеркнул из списка. Ведь в те годы нужно было подавать письменное заявление, а пресвитеры церкви должны были согласовывать с уполномоченными список крещаемых. Так вышло, что не я один был вычеркнут из списка, нас было несколько, и мы начали искать служителя, который согласился бы нас крестить.

Это было еще до того, как образовалась Киевская незарегистрированная церковь. Мы обращались к разным служителям, но нам отказывали. И вот в одной церкви пожилой пресвитер, которого звали Даниил, согласился нас крестить. Был 1958 год. Крещение происходило ночью, и среди крещаемых была моя будущая жена.

– Расскажите, пожалуйста, о том, как жила церковь в то время.

– Церковь с начала 20-х годов находилась под прессом атеистического государства, которое хотело поставить под контроль церковную жизнь. С этой целью людей, которые проповедовали Евангелие, изолировали по отработанной схеме, вплоть до заключения.

В 1929 году вышло постановление, ограничивающее свободу вероисповедания пределами молитвенного дома, запрещались молодежные и детские служения в рамках церкви и вводились многие другие ограничения. Это было начало репрессий, продолжавшихся около 60 лет.

– Что послужило причиной образования незарегистрированной церкви?

– В 1959–1960 годах вышли изданные руководством ВСЕХБ новый Устав и «Инструктивное письмо старшим пресвитерам». В них говорилось, а точнее запрещалось: приводить детей на богослужения, организовывать воскресные школы, говорить призывные проповеди, оказывать материальную помощь членам церкви, проводить молодежные служения, крестить молодежь в возрасте до 30 лет, служителям посещать и проповедовать в других церквах и многое другое.

Выше названные документы ВСЕХБ ставили руководство церквей в прямую зависимость от Совета по делам религии и содержали в себе такие ограничения, которых не было даже в Советском законодательстве о религиозных культах. Это послужило толчком для возникновения внутрицерковного движения, которое возглавляла Инициативная группа и которое ставило перед собой цель – пробуждение церкви и освобождение от атеистического вмешательства в ее внутреннюю жизнь. Нельзя было не видеть, что документы направлены на самоликвидацию церкви. Ведь если не пускать детей и молодежь на собрание, не призывать людей к покаянию, то это должно привести к постепенному «умиранию» церкви. Инициативная группа обращала внимание на то, что документы ВСЕХБ являются не только не евангельскими, а и противоречат принципу о свободе совести.

Те верующие, которые согласились с позицией Инициативной группы, с 1961 года начали организовывать незарегистрированные церкви во всей Украине. Церковь в Киеве постоянно увеличивалась. В теплое время года богослужения проводились в лесах, под открытым небом, а зимой, по мере возможности, в частных домах. Таким образом, с 1961-го по 1975 год церковь, которая сейчас находится на улице Пухова, 4, вела служения, находясь в подполье.

– Наверное, органы власти разгоняли собрания, а пресвитеров наказывали?

– Да, конечно, нас периодически разгоняли. Составляли протоколы, «провинившихся» штрафовали, осуждали на краткосрочные заключения (10–15 суток), при обысках отнимали религиозную литературу. В 1966 году меня в числе других членов нашей церкви за якобы имевшее место нарушения Закона об отделении церкви от государства арестовали и осудили на три года лагерей.

– Людмила Григорьевна, как Вы жили эти три года, как поддерживали мужа?

– В то время у нас было двое детей, сыну Жорику было два года, а Аннушке – четыре. Дети ходили в садик, но когда заведующая узнала о том, что Николая осудили, то «попросила» больше не приводить детей в детский садик. Большую поддержку оказала мне мама мужа – Стефания. Я даже не знаю, как бы справилась без ее помощи.

Раз в полгода разрешалось ездить на личное свидание и раз в три месяца – на общее. И вот с двумя детками и сумками я ездила в Желтые Воды. Было сложно, но с Божьей помощью мы преодолевали все трудности.

– Николай Константинович, как к Вам относились на работе, зная, что Вы христианин?

– В 1963 году я «предстал» перед товарищеским судом. В то время я работал мастером на Киевском мотоциклетном заводе. Однажды, придя на работу, увидел афишу, на которой было написано, что в этот день состоится товарищеский суд над сектантом Величко Н. К. Был собран весь коллектив завода. И в своем выступлении представитель власти «нарисовал» в черных красках картину деятельности незарегистрированной церкви и мою роль в этой церкви. Вначале я немного растерялся, но, когда начал говорить, Господь дал мне силы, и я смог всем засвидетельствовать о Его милости. Меня освободили от руководящей должности и поставили на должность конструктора. Но самое главное – после этого события многие люди искали со мной встречи, чтобы узнать о Боге. Тогда я понял, что «любящим Бога… все содействует ко благу».

– Я думаю, в годы гонений церковь хотела иметь свой Дом молитвы, где бы могла в любое время года, в любую погоду славить Творца. И когда эта мечта осуществилась?

– В 1975 году был построен Дом молитвы по улице Пухова, 4. Он строился очень дружно и прослужил вплоть до 2000 года. Во время проведения строительных работ по пристройке веранды дом загорелся и был практически разрушен. И вот 31 декабря 2002 года мы открыли новый Дом молитвы, при котором есть воскресная школа, общеобразовательная школа (пока до 6 класса), музыкальная школа, разные кружки, богословская семинария.

– 1988 год – тысячелетие крещения Руси. Как отмечала ваша церковь это событие?

– Это был великий праздник для каждого христианина. И это событие послужило толчком для проведения массовых евангелизационных служений.

В нашей церкви были намечены богослужения как в Доме молитвы, так и на берегу Днепра. Мы пригласили принять участие в праздновании этого события известного радиопроповедника Ярла Пейсти, а также евангелиста Григория Абрамовича Гамма. Еще никогда в истории нашей церкви на богослужении не было такого количества людей. Дом молитвы не мог вместить всех желающих, по этой причине нам пришлось пропускать в здание только неверующих, а верующие могли слышать Слово Божье на улице. Это был день массового покаяния.

Великое чудо произошло и в тот день, когда было намечено водное крещение. Предварительно мы раздали две тысячи пригласительных, а пришло на берег Днепра свыше десяти тысяч людей. Такое событие незабываемо, ведь возможность нести Благую весть такому количеству людей предоставляется не каждый день и даже год. Нужно заметить, что впервые за годы существования нашей церкви правоохранительные органы не только не разгоняли нас, а, наоборот, охраняли во избежание каких-либо инцидентов. После 1988 года, вот уже на протяжении многих лет, крещение происходит на том же месте.

– Существует мнение, что свобода вероисповедания немного «охладила» дух христиан, что во времена гонений церковь была более сплоченной, более ревностной в своем служении. Что Вы думаете по этому поводу?

– Действительно, в годы, когда церковь находилась в положении гонимой со стороны государства и когда быть верующим означало быть ущемленным во многом, в церкви были в основном люди стойкие и сплоченные вокруг Христа. В новых условиях, когда нет преследований, когда быть верующим не значит быть изгоем общества, в церковь вливается много людей, которые не всегда понимают, что значит быть христианином. И когда приходят испытания, некоторые из них уходят из церкви, так как не имеют твердой веры в Бога. Немалое значение имеет и то, что благодаря свободе вероисповедания в Украине появилось много разных религиозных направлений и ложных религий, которые пагубно влияют на неверующих и не утвержденных в вере людей.

– Каким бы Вы хотели видеть будущее церкви?

– Я считаю, что для любой церкви главное – это ее духовный рост. Чтобы церковь состояла из людей, посвятивших свою жизнь Богу, чтобы она была одним телом во Христе и смогла выполнить великое поручение нашего Господа – проповедовать Евангелие всему миру.

– Благодарю за беседу.

Вопросы задавала Любовь Исакова

Архив