+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 2003 г.

Не будь неверующим, но верующим!

Сергей Шапорев

Читая Библию, мы, как правило, тщательно анализируем жизнь и учение Иисуса Христа, вникаем в то, что Бог говорит в Ветхом Завете, но при этом нередко не обращаем должного внимания на людей, о которых нам рассказывается на страницах Священного Писания. Между тем очень многому и весьма полезному можно научиться, просто внимательно рассматривая жизнь тех, о ком говорится в Книге книг. Библия предоставляет нам прекрасную возможность взглянуть на то, как люди разных времен, разного возраста и положения строят отношения с Богом и другими людьми, ведь и в древности, и в современном мире человек сталкивается с одними и теми же проблемами, строит свои отношения практически по одному и тому же образцу. Кроме того, внимательно следя за тем, что говорится об отдельных личностях Библии, мы можем многое узнать о нашем Господе, поскольку именно взаимоотношения их с Богом открывают нам дорогие черты Спасителя.

Евангельский рассказ о неверии апостола Фомы в воскресение Иисуса Христа стал для многих людей примером человеческого упрямства. «Фома ты неверующий!» – говорим мы человеку, не желающему согласиться с очевидными для других доводами. Но верно ли это сравнение? Не сгущаем ли мы краски, говоря о неверии Фомы? Почему Христос избрал такого «неверующего» Своим апостолом? Не совершил ли Он ошибку? Чтобы ответить на эти вопросы, познакомимся поближе с личностью апостола Фомы.

Об апостоле Фоме в Евангелиях говорится не столь часто, как, скажем, о Петре. Во множестве разнообразных ситуаций ни один евангелист не упоминает о Фоме, кроме всем известного эпизода про его «неверие». Исключение со-ставляет Евангелие от Иоанна, где описываются два момента, в которых ярчайшим образом проявляется характер этого человека.

Первый момент – это поведение учеников в ситуации со смертью и воскрешением Лазаря (гл. 11). Иисус только что покинул Иудею, где Ему угрожали жестокой расправой, и пошел за Иордан, в те места, где до этого проповедовал Иоанн Креститель. Здесь и застает Его известие о болезни и смерти Лазаря. Как же следует поступить Учителю? Лазарь – Его друг, но идти в Иудею, в Вифанию, где тот жил, – значит подвергать Себя смертельной опасности. Ведь там Его могут побить камнями! Поэтому, когда Иисус намеревается идти к Лазарю, ученики всячески пытаются отговорить Его: «Когда же услышал, что он болен, то пробыл два дня на том месте, где находился. После этого сказал ученикам: „Пойдем опять в Иудею“. Ученики сказали Ему: „Равви! Давно ли иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?“» Но Иисус настаивает на своем: «…пойдем к нему». Все ученики в растерянности, они не знают, что и предпринять, как избежать опасности. И тут, в этой критической ситуации, неприметный апостол вдруг проявляет небывалую решительность и мужество, готовность идти за Учителем даже на верную смерть: «Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: „Пойдем и мы умрем с Ним (с Учителем)“». Фома – реалист, он понимает, чем может завершиться подобное путешествие, но все же хочет идти. При этом он обращается не к Иисусу, как бы упрекая Его в отсутствии заботы о жизни учеников, а к самим апостолам, подкрепляя их в трудную минуту решительными словами, заражая их своей готовностью следовать за Учителем.

Во второй раз Иоанн раскрывает своеобразный характер апостола Фомы в главе 14. Многие христиане помнят слова Иисуса: «Я путь, и истина, и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня», но мало кто помнит, что Господь сказал это, отвечая на вопрос Фомы. Особенно примечательны обстоятельства, при которых был задан этот вопрос.

Речь идет о последней вечере Иисуса со Своими учениками. Той самой, во время которой была дана заповедь причастия и которую покинул Иуда, чтобы пойти к первосвященникам и предать Учителя. Во время вечери Иисус говорит слова, смысл которых остается ученикам совершенно неясным: «Дети! Недолго уже быть Мне с вами. Будете искать Меня, и, как сказал Я иудеям: „Куда Я иду, вы не можете прийти“, – так и вам говорю теперь». И когда Петр выражает готовность пойти за Учителем на смерть, Иисус несколько охлаждает его пыл: «Симон Петр сказал Ему: „Господи! Куда Ты идешь?“ Иисус отвечал ему: „Куда Я иду, ты не можешь теперь за Мною идти, но после пойдешь за Мною“. Петр сказал Ему: „Господи! Почему я не могу идти за Тобой теперь? Я душу мою положу за Тебя“. Иисус отвечал ему: „Душу свою за Меня положишь? Истинно, истинно говорю тебе: не пропоет петух, как отречешься от Меня трижды“» (Ин. 13:36–38). Господь говорит вещи, которые никто из апостолов не понимает. Петр решается спросить, но получает ответ, после которого он находится в полной растерянности и уже не в состоянии продолжать разговор. И тут же Иисус говорит опять: «А куда Я иду, вы знаете и путь знаете» (Ин. 14:4). Теперь никто из апостолов уже не решается спросить Учителя, чтобы попытаться выяснить смысл Его слов. И здесь проявляется жажда Фомы, его упорство в желании прояснить все до конца, не боясь никаких осложнений. Только он находит в себе силы продолжить этот разговор и понять, о каком пути говорит Господь: «Фома сказал Ему: „Господи! Не знаем, куда идешь. И как можем знать путь?“» Отвечая на этот вопрос Фомы, Христос и произносит знаменитую фразу: «Я путь, и истина, и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:5–6).

Читая эти строки, мы видим, что Фома – человек, который ищет полной ясности, конкретности во всем, что ему важно. Он не успокаивается, пока не найдет для себя приемлемых и понятных объяснений или ответов. Но когда он получает их, то действует решительно, не боясь опасности.

Теперь рассмотрим известные всем события, произошедшие после воскресения Иисуса. Оказывается, Фома не был одинок в своем неверии: другие ученики также не могли поверить в воскресение Учителя, пока не увидели Его своими глазами (Лк. 24:9–11; Мк. 16:9–14). Но ученики впервые услышали о воскресении Христа от женщин (свидетельства которых на суде в то время не считались достаточными), прибежавших к ним в крайнем возбуждении и наперебой рассказавших о весьма странном происшествии. Как тут поверить? А Фома уже не единожды слышал от разных людей о чуде, произошедшем с Иисусом. Почему же апостол не поверил даже свидетельству учеников, к которым приходил воскресший Христос? Что препятствовало ему? Есть ли какие-либо причины такому «упрямству»?

На самом деле у Фомы была очень веская причина относиться к свидетельствам о воскресении Христа с большой долей сомнения. Не прошло и двух недель с того момента, когда накануне Своей крестной смерти Иисус очень серьезно предупреждал учеников: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас, ибо многие придут под именем Моим и будут говорить: „Я Христос“, и многих прельстят… Тогда, если кто скажет вам: „Вот здесь Христос или там“, – не верьте. Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот, Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: „Вот Он в пустыне“, – не выходите; „Вот Он в потаенных комнатах“, – не верьте…» (Мф. 24:4–5, 23–26).

Поэтому, возможно, апостол Фома просто не хотел признавать очевидных вещей. Может быть, мы даже не в состоянии представить себе всю глубину его трагических размышлений за это время! «Неужели они прельстились? Почему Господь не явился мне, если Он действительно воскрес? Как узнать истину о Нем?» – мы можем лишь догадываться о тех мыслях и сомнениях, которые наполняли сердце Фомы. Хотел ли он верить? Да, конечно! Ведь несмотря на все возможные сомнения, он был вместе с другими, более не отлучаясь ни-куда. Он очень хотел верить, но, как всегда, желал иметь ясность, убедиться окончательно! И Иисус не оставил Фому в терзании: «После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: „Мир вам!“ Потом говорит Фоме: „Подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в бок Мой; и не будь неверующим, но верующим“. Фома сказал Ему в ответ: „Господь мой и Бог мой!“» (Ин. 20:26–28).

Дальнейший путь апостола Фомы также свидетельствует о его решимости и смелости в проповеди Евангелия, как об этом говорят церковные писатели. После вознесения Иисуса Христа и сошествия Духа Святого на апостолов Фома проповедовал в Палестине, Месопотамии и других местах. О его проповеди у парфян писали Ориген, Евсевий, Руфин; о проповеди в Эфиопии упоминает Иоанн Златоуст, о благовествовании в Индии говорят Григорий Богослов, Григорий Великий и другие. Индийские христиане издревле называют себя «христианами святого Фомы» и начало своей церкви возводят к этому апостолу. Там же, в Индии, Фома и погиб за обращение в христианскую веру жены и сестры властителя города Малипуре.

Из последнего эпизода с Фомой, описанного в Библии, мы узнаем также кое-что о нашем Спасителе. Во-первых, Христос готов ответить на наши вопросы и устранить наши сомнения, когда мы честно говорим Ему о том, что в нашем сердце. Он готов помочь нашей вере и лично прийти к нам. Во-вторых, Господь желает видеть каждого человека крепко верующим в Него («не будь неверующим, но верующим»).

Какие же выводы мы можем сделать из всего вышесказанного?

  • Во-первых, следует быть искренними и честными с Господом. Богу не нужно, чтобы мы надевали маску, Ему нужны наши открытые сердца. Если нам чего-то не хватает, мы чем-то неудовлетворены, следует признаться Ему в этом. Иначе мы ведем игру, обманываем и таким образом не позволяем Ему действовать в нашей жизни.
  • Во-вторых, недостаточно удовлетворяться тем, что «все в это верят». Истина познается личным образом. Все библейские истины должны быть пережиты, а не «усвоены» подобно школьному материалу. Если у нас есть какие-либо вопросы, беспокоящие нас, то следует искать на них ответы.

Да укрепит Господь всякого верующего и да рассеет сомнения в желающих верить!

Сергей Шапорев - пастор церкви евангельских христиан «Воскресение Христово», Санкт-Петербург

Архив