+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2003 г.

Сумерки на востоке?

Вопрос провокационный, но, к сожалению, имеющий право быть заданным.

В Миссионерском союзе «Свет на Востоке» появилось свое Одиннадцатое сентября. В этот осенний день весь мир вспоминал террористическую атаку мусульманских экстремистов на США. Но в этот же день, год спустя, и в г. Краснодаре проявился религиозный экстремизм. Из России, после проживания в ней с 1993 года, был выдворен один из самых верных друзей страны – наш сотрудник Лео Мартенссон.

Лео принадлежит к племени саами, одному из коренных народностей Швеции. Так как этот народ никогда не воевал, в его языке даже не существует слова «война». Работая в течение двадцати лет над переводом Библии, Лео перевел Новый Завет и части Ветхого Завета на адыгейский и кабардинский языки. Ранее исповедовавшие веру в Иисуса Христа, эти кавказские народы за последние столетия почти полностью утеряли знание о Спасителе и веру в Него.

Помимо распространения Благой вести, Лео с женой Гунди занимались обширной гуманитарной деятельностью: они завезли десятки тонн одежды и продуктов питания, оснастили несколько больниц медицинским оборудованием, организовали около ста пятидесяти бесплатных глазных операций, проведенных германскими врачами-волонтерами; с их помощью были прооперированы и спасены 14 детей-сердечников из Краснодарского края и Республики Адыгея у ведущих врачей Израиля. Своих дочерей супруги Мартенссон назвали русскими именами (Ирина и Катя) и обучали их в русских школах. Но в настоящее время Лео разделил судьбу более тридцати зарубежных служителей разных церквей и конфессий, кого российские власти депортировали (в случае с нашим сотрудником – предварительно наложив штраф и взяв под стражу в зале суда!) или кому под разными предлогами не возобновили визы.

О свободе совести и вероисповедания рассуждает в интервью, взятом Еленой Долоковой, адвокат семьи Мартенссон А. М. Антипенок. Нелегкие диссидентские годы, во времена коммунистического правления и общественного застоя, сделали Александра Михайловича особенно чувствительным к проявлениям диктата и нетерпимости. В Евангельском христианском миссионерском союзе он исполняет обязанности руководителя общего отдела. (Дается в сокращении. Ред.)

– Александр Михайлович, могут ли люди в целях познания истины идти какой-то одной „столбовой“ дорогой?

– Я хотел бы ответить на этот вопрос и как христианин, и как юрист, рассматривая его сквозь призму Библии и права. Для себя лично я определил путь познания истины... Я так определил свой путь. Но другой человек в поисках истины может обратиться к другим источникам, к другим «мудрым книгам» или же к своему личному опыту. Это его право, причем право естественное, суверенное. Ни государство, ни какая другая сила не могут запретить человеку думать так, как он думает, или исповедовать то, что он считает правильным. Люди, пытающиеся ввести в лоно одной церкви всех верноподданных своего государства с помощью репрессивных законов, – отсталые люди и чрезвычайно опасны для цивилизованного государства. Они разделяют общество на «правоверных» и «неправоверных», «православных» и «неправославных» и на иных «правильных» и «неправильных». В итоге мы имеем «затурканное» сообщество... Этим ослабляется дееспособность людей, созидающих экономическое, социальное и оборонительное сообщество, и, как результат, хиреет само государство. В нашей стране сделан большой шаг в сторону укрепления демократии. В Конституции Российской Федерации не ради красивых слов за каждым гражданином признано право исповедовать любую религию. В ней законодатели, как мудрые строители, заложили надежное основание строящегося общего дома, имя которому – многонациональная, многоукладная Россия.

– Вы считаете, что государству не имеет смысла законодательно ограничивать число конфессий?

– Государство просто не имеет на это права. Вспомним, что говорил Иисус Христос, рассуждая о праве кесаря на подать: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие – Богу» (Мф. 22:21). Знаете, почему граждане того или иного государства обязаны платить государству налоги? Именно потому, что государство обязуется обеспечить каждому из своих налогоплательщиков удовлетворение комплекса естественных потребностей, в том числе потребность молиться Богу. Иначе говоря, вы уже заплатили государству за то, чтобы оно обеспечило вам полную защиту от нападок религиозных экстремистов. И если государство этого не делает, оно нарушает гражданский договор с вами. Задаваться вопросом: правильная или неправильная у гражданина религия – забота не государственных структур, а священнослужителей, философов, исследователей и т. п.

– Но, согласитесь, Россия никогда не жила в условиях духовной свободы. Одиннадцать веков монополии на вероисповедание, затем век полного атеизма. Получается, что нам всем нужно учиться жить в свободном обществе.

– Опыт в том, как не надо жить, у России действительно богатый. Но смогут ли народы России сделать вывод из этого, покажет время. Сегодня, к сожалению, нет оснований для оптимизма. Приведу конкретный факт. Недавно законодательное собрание Краснодарского края, в порядке законодательной инициативы, приняло документ, направленный на дискриминацию определенных вероисповеданий. Средства массовой информации большим тиражом распространили это экстремистское воззвание. И… что вы думаете? Тишина. Ни одного мало-мальски значимого протеста. Все общенациональные беды начинаются именно с подобных заявлений. Приведу известный пример из воспоминаний немецкого епископа Мартина Нимёллера. Он пишет: «Сначала в Германии пришли за коммунистами; я молчал, поскольку не был коммунистом. Потом пришли за евреями; я молчал, поскольку не был евреем. Потом пришли за членами профсоюзов; я молчал, поскольку не состоял в профсоюзах. Потом пришли за католиками; я молчал, будучи протестантом. Потом пришли за мной; но к этому времени уже не осталось никого, кто мог бы что-то сказать». По такому сценарию могут развиваться события и у нас. Сначала затравят малочисленные конфессии, затем «разберутся» с сочувствующими, далее – с сочувствующими сочувствующим, а там рукой подать до изменений в Конституции.

– Библия дает право сосуществовать разным церквам и конфессиям?

– В Библии много текстов, которые говорят, что разномыслие – это нормально. Бог не вероломен. В Писании сказано, что Он «льна курящего не угасит». В чем утвердился человек, в том пусть и стоит. Если же лицемерит – грешит. Поэтому любая инстанция: будь то государство или властная личность, которая запрещает верноподданным исповедовать свои убеждения, – совершает великое зло, потому что ломает веру, калеча тем самым души людей. Скажу и как правовед: если вероисповедание не несет обществу никакой опасности, то оно имеет право на существование и не может дискриминироваться властью никоим образом. Если же религия является общественно опасной, что должно быть доказано в суде, то она должна быть запрещена исключительно по этому признаку.

– Александр Михайлович, сейчас существуют понятия религиозного большинства и религиозного меньшинства. Какова их роль и влияние на умы современников?

– В нашем обществе принято опираться на мнение большинства. Но в вопросах убеждений этот принцип неприемлем. Неправильно думать, что большинство знает волю Бога, а меньшинство не знает. При любом раскладе большинство не владеет истиной о Боге, потому что ни одна из религий не является религией большинства людей планеты. Поэтому аргумент: «Мы правы, потому что нас большинство» – несостоятелен...

– Как следует поступать, если пре ставители местных администраций для получения протестантами земли под строительство молитвенного дома или миссионерского служения просят заручиться благословением у батюшки в ближайшем православном приходе?

– Это ненормально. Это результат невежества людей, наделенных властью. Они просто далеки от понимания вопроса, по которому принимают решение.

– Как вести конструктивный разговор в таких случаях?

– Надо опираться на закон о свободе совести и на Конституцию РФ. У нас прекрасная Конституция, лично я ею очень доволен. Нам надо стремиться к тому, чтобы хорошие законы стали жизненной реальностью. Свобода вероисповедания должна быть не просто продекларирована, она должна осуществляться, потому что нередко религиозный экстремизм проникает во властные структуры и делает свою погоду, свою политику, причиняя вред обществу. Хотелось бы, чтобы и в России наступила подлинная свобода. К такому обществу тяготеет сердце каждого честного человека.

– А пока дьявол не дремлет…

– В этом его не упрекнешь. Есть такой известный принцип в политике: „разделяй и властвуй“. Это принцип сатаны. Большого ума не надо, чтобы делить людей. Делить можно до бесконечности: по отношению к религии, по национальности, языку, по росту, цвету глаз, на красивых и уродливых, хохлов и кацапов, жидов и черномазых, на наших и не наших. И я утверждаю, что делающий такие дела – преступник, злодей, раб и служитель дьявола.

– Учитывая все вышеизложенное, может, стоит подвести итог?

– А итог может быть такой: там, где идет наступление на убеждения, свободу совести и вероисповедание, – там беда, там разбитые человеческие судьбы, там великий грех, за который придется ответить каждому, совершившему злодеяние.

Архив