+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 2, 1999 г.

Два человека

Николай Водневский

«Два человека» – этими словами начинает Христос притчу о фарисее и мытаре.

«Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь (в этот момент фарисей, должно быть, повернул голову в сторону мытаря): пощусь два раза в неделю (это больше, чем предписывал закон), даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне, грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот» (Лк. 18:10–14).

Читатель может сказать: «Этой притче уже две тысячи лет. Я много раз читал ее, слышал проповеди на эту тему. Стоит ли тратить время на повторение того, что нам, христианам, хорошо знакомо?»

Точно так думал и я, но все же решил еще раз прочитать эту притчу и тут же сказал сам себе: «Каждое утро ты проходишь через свой сад и каждый раз находишь в нем какие-то изменения и что-то новое в цветах, деревьях, плодах. За одну ночь каждое растение успевает как-то по-иному оформиться и показать себя выразительней».

Это свойство постоянного откровения таит в себе и Евангелие. Сколько раз притча о фарисее и мытаре была мною читана и перечитана! А вот сегодня меня озарил вопрос: «Почему Христос начал притчу словами: «Два человека вошли в храм», а не сразу: «Фарисей и мытарь вошли в храм»?»

Ответ пришел немедленно. Дело в том, что мытари, сборщики податей, в те времена были настолько презираемы еврейским народом, что их и за людей не считали. При встрече от них отворачивались. Другое дело – фарисей, знаток закона, уважаемый человек. Но в притче Христос называет их как равных, говоря: «Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь».

Слава Богу, сразу вспыхнул свет Божьей любви. Для Бога и фарисей, и мытарь равны. Каждый из них – человек: независимо – плохой он или хороший.

Что бы ни говорили люди о мытарях, какими бы именами их ни называли, но самые резкие слова Христос сказал не о мытарях, а о фарисеях, уподобляя их «окрашенным гробам» и называя: «вожди слепые», «безумные», «змии», «порождения ехиднины» и т. д.

Почему Иисус Христос называл так людей, которые были блюстителями закона, которые постились, молились – даже на улице? Потому что их лицемерие, их показная религиозность, которая вошла в привычку, вскормила в них гордость. Они считали себя самыми богоугодными людьми. Бог же, Сердцеведец, видел их эгоизм, гордость, честолюбие и отсутствие всякого сострадания и любви к другим людям.

Какое это имеет отношение к нам, верующим Нового Завета? Христианину грозит опасность незаметно соскользнуть на фарисейскую дорожку, возгордиться своей непорочностью и сказать: «Я не таков, как этот мытарь».

Иудеи укоряли Христа, что Он Друг мытарей и грешников, ест и пьет с ними (Лк. 7:34). Христос действительно не чуждался общества мытарей и грешников, старался пробудить в них совесть и привести к покаянию.

Возможно, что после одной из таких встреч со Христом Дух Святой побудил этого «подонка общества», мытаря, пойти в храм и попросить у Бога прощения.

«Фарисей, став, молился сам в себе так...». Слово «став» указывает на то, что он молился с важностью, с претензией, «сам в себе» – то есть надменно, горделиво.

Сколько в этой молитве хвастовства, самодовольства и формализма! В ней мы не слышим никакой просьбы. О чем просить? У фарисея все есть, кроме Бога в сердце. Фарисей видит в себе только хорошее. Своих грехов он не видит. Он постится, он платит десятину. Фарисей не преувеличивал в молитве свои заслуги, но эти заслуги порождали в его душе гордость, ослепляли его, делали его самоправедником.

Прежде чем дать изложение притчи Иисусом Христом, евангелист Лука отметил: «Некоторые были уверены в себе, что они праведны» (18:9).

О, сколько в наше время христиан, уверенных, что они праведны! Христос ниспровергает фарисея с пьедестала праведности и святости, указывает, что праведность его кажущаяся, а святость ложна, и ставит оплеванного миром мытаря выше блюстителя Моисеева закона.

Мытарь не постился и не давал десятины, как фарисей, но в его сердце проник свет Божий, и он увидел свою греховность, свое ничтожество перед лицом Бога, увидел так явно, что даже не смел поднять свои глаза на небо. И Бог дал ему дух покаяния. Мытарь увидел себя таким, каким он был, – грешником. Он полагал свою надежду только на Божью благодать. Трудно бывает человеку осознать свое духовное банкротство перед Богом и воззвать к Нему словами мытаря: «Боже, будь милостив ко мне, грешнику».

Мытарь олицетворяет собою каждого кающегося грешника, у которого нет иной надежды на спасение, кроме милости Божьей. Заслуг у мытаря нет никаких. И мытарь «пошел оправданным в дом свой «. Каким образом? Благодатью Божьей.

Не странно ли звучат слова Христа, обращенные к первосвященникам и старейшинам израильским: «Мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие» (Мф. 21:31)? Нет, не странно, потому что только осознание своей вины перед Богом, осознание своего погибельного состояния ведет человека к покаянию и примирению с Ним. А фарисей, внешне чистенький, но духовно мертвый, не видел в себе никаких недостатков. И таким он умирает, без искупления грехов, без перемены сердца, без спасения. Фарисей влюблен в себя. Его высокомерие, себялюбие и гордость – вот его беда!

Дух фарисейства, к сожалению, прорывается в семью христиан, называющих себя народом Божьим. Не случайно Христос предупреждал Своих последователей, как свидетельствует евангелист Лука: «Он (Христос) начал говорить сперва ученикам Своим: берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие» (12:1). А лицемерие имеет прямую связь с «процеживанием комара и проглатыванием верблюда». На этой почве в церквах часто создаются конфликтные ситуации.

Можно было бы привести множество примеров, когда из-за второстепенных вопросов, таких, как покрытие головы женщины платком, возникали внутрицерковные распри вплоть до разделений. Я не раз был свидетелем подобных неукротимых конфликтов. И каждый раз думал об одном: предупреждение Христа о закваске фарисейской не доходит до сознания тех верующих, которые пытаются достигнуть совершенства через внешнее очищение своих сосудов, забывая о своем сердце, в котором гнездится фарисейская гордость: «Мы не такие, как вы...» Или: «Только мы понимаем и исполняем Священное Писание правильно».

Вместо того, чтобы сказать: «Боже, будь милостив ко мне, бедному грешнику», – фарисей благодарит Бога за то, что он не такой, как другие. Едва фарисей взглянет на недостатки другого, как внутри его уже звучит голос: «Слава Богу, я не таков, как он! Я лучше». Фарисей в этом убежден, и потому его отношение к другим пропитано скрытым высокомерием. Ему бы хотелось переделать всех на «свою колодку».

Апостол Павел в Послании к филиппийцам перечисляет все те преимущества, которыми он обладал до обращения к Богу, будучи фарисеем. А потом пишет: «Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою» (3:7); «Я наименьший из апостолов и недостоин называться апостолом, потому что гнал Церковь Божию» (1 Кор. 15:9). Апостол Павел никогда не забывал, что он бедный грешник, искупленный милостью Христа.

Фарисейский дух Савла был похоронен у подножия голгофского креста. Он, подобно мытарю, вошедшему в храм помолиться, никогда не забывал об этом, хотя получал от Бога величайшие откровения.

Фарисей нашего века, движимый ложным смиренномудрием, тоже может в молитве назвать себя грешником. Но если кто-то другой назовет его грешником, он молниеносно вскакивает: «Кто дал вам право меня оскорблять?»

Бог знает все наши слабости и в притче о фарисее и мытаре указывает на «подводные камни», которые мешают нам в духовном росте.

Не будем же мнить о себе слишком много и делить своих братьев на «наших» и «не наших», но будем помнить слова Христа из Его Нагорной проповеди: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное» (Мф. 5:3).

И тогда Господь будет обогащать нас Своей благодатью и хранить от закваски фарисейской.

«Боже милостивый, да будет моя духовная нищета всегда перед моими глазами, чтобы мне не утратить стремления к духовному росту в Твоей благодати».

Архив