+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 1988 г.

Когда приходит победа

П. Экштейн

(Перед чтением этой статьи рекомендуется прочитать 3Цар. гл. 17-18)

17-я и 18-я главы книги Царств раскрывают перед нами великую истину: духовной победе предшествует уединение и молитва.

Бог сокрыл раба Своего Илию у потока Хорафа, и когда воды его высохли, «ибо не было дождя на земле», Он послал его в Сарепту к некоей вдове. «Пойди и скройся», - сказал Бог Илии (3Цар. 17:3).

Если Бог избирает человека для великих дел, Он прежде всего отправляет такого человека в одиночество. Прежде дисциплина, потом труд. Прежде одиночество, потом гласность.

Прежде послушание, а потом руководство другими.

В деле Божием никто не может рассчитывать на успех, если не приготовлен Богом. Бог воспитывал 40 лет Моисея в пустыне, где он пас овец, прежде чем поручил ему пасти народ. Бог воспитывал Давида в горах и долинах прежде помазания на царство. Три года Бог воспитывал ап. Павла в Аравии, прежде чем послать его благовествовать язычникам.

В одиночестве человек встречается сам с собою, знакомится сам с собою. В одиночестве мы можем встретиться с Богом лицом к лицу. Одиночество помогает духовному росту.

Будучи в одиночестве, мы познаем волю Божию, беседуем с Ним. Там сердце очищается присутствием Божиим. В одиночестве мы обретаем слух, чтобы услышать Божии слова: «Пойди и покажись!» (3Цар. 18:1).

Кто на берегах Хорафа и в горнице вдовы в Сарепте видел Бога, тому не страшно стать перед Ахавом на дороге самарийской.

Ахав искал Илию по всей стране три года. Ахав не мог найти Илию, хотя обещал за него большую награду - за живого или мертвого. И вдруг Илия здесь!

Илия и Ахав стояли теперь на дороге, смотря друг другу в глаза, - слуга Божий и слуга Ваала, свет и тьма, истина и ложь.

Ахав, как царь, заговорил первый, но, видно, он не очень хорошо чувствовал себя в присутствии Божиего пророка. В Библии читаем: «Когда Ахав увидел Илию, то сказал Ахав ему: ты ли это, смущающий Израиля?» Кто ставит глупые вопросы, тот получает неприятные ответы. Илия отвечал: «Не я смущаю Израиля, а ты и дом отца твоего».

Теперь Илия не боялся ни угроз, ни ложных обвинений. Он сразу дает распоряжение Ахаву: «Пошли и собери ко мне всего Израиля на гору Кармил, и 450 пророков Вааловых, и 400 пророков дубравных».

Какой смелый вызов!

Ахав ожидал, что угодно, но только не это. Теперь ему ничего не оставалось, как принять вызов Илии.

На горе Кармил поклонялись Ваалу, богу огня. И Илия избрал это место для величайшего события в истории религии.

Ахав, несомненно, думал, что на Кармиле будет доказано, кто из них смущает Израиля. Он был уверен, что весь народ будет стоять за своего царя. Но Илия не думал заниматься такими пустяками. На Кармиле должен решиться вопрос, кто же, в конце концов, является Богом Израиля: Ваал или Иегова?

Когда наступил роковой день и роковой час, пророк пришел показаться всему Израилю. Он говорит так, как будто там нет ни Ахава, ни Иезавели, как будто он видит перед собою только народ.

Пророк возвысил голос перед народом: «Долго ли вам хромать на оба колена? если Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте».

В программе Илии теперь одна проблема: быть или не быть Иегове. Ведь существует только один Бог, и это нужно доказать.

Народ выслушал этот вызов молча. Не было слышно ни «браво», ни «ура». Никто не осмеливается стать ни за, ни против утверждений Илии. Илия один, окруженный враждебным царем Ахавом и злой царицей Иезавелью. С ними 850 пророков Ваала.

Мы не слышим, чтобы раздался хоть один голос в защиту Бога Иеговы. Даже Авдий, первый министр Ахава, о котором сказано, что он был человек «весьма богобоязненный», и тот не открыл своих уст, парализованный присутствием царя.

Илия дал возможность пророкам Ваала первым доказать, что Ваал - бог и бог Израиля:

«И сказал Илия пророкам Вааловым: выберите себе одного тельца и приготовьте вы прежде, ибо вас много; и призовите имя бога вашего, но огня не подкладывайте».

Такой вызов наполнил сердца пророков Вааловых и дубравных твердой решимостью не уступать Илии, довести дело до конца.

Этот вызов Илии произвел смущение в народе.

Иегова или Ваал? Оба оставаться не могут. Один должен исчезнуть.

Илия отошел в сторону, чтобы дать пророкам Ваала действовать свободно, пока они совершат свои замысловатые церемонии с тельцом и жертвенником. «И взяли они тельца и приготовили, и призывали имя Ваала от утра до полудня, говоря: Ваале, услышь нас! Но не было ни голоса, ни ответа. И скакали они у жертвенника».

Это было забавное зрелище, но никто не посмел даже улыбнуться, не то что засмеяться. И когда это призывание и скакание не помогло, они стали колоть себя ножами и «священными» копьями.

Даже Илия стал нервничать. Он уже не мог смотреть спокойно на этот религиозный балаган, и далее мы читаем:

«В полдень Илия стал смеяться над ними и говорил: кричите громким голосом, ибо он бог; может быть, он задумался, или занят чем- либо... а может быть, и спит, так он проснется».

Но никакие призывания не помогали. Огонь с неба не падал. Дрова и телец на жертвеннике оставались нетронутыми. Ахав смотрел на все это и хмурился. Иезавель нервничала.

Солнце уже склонилось к западу, когда Илия снова выступил перед народом. Нужно было прежде всего восстановить разрушенный жертвенник.

«И взял Илия 12 камней…» Когда жертвенник был восстановлен, он положил на него дрова, рассек тельца и возложил часть его на дрова, выкопал вокруг жертвенника ров, велел найти горные источники и принести воды, которою он облил дрова, жертву, жертвенник и наполнил ров вокруг алтаря.

Илия делал все это верою. Илия верил, ведь он не имел подобного опыта. Он верил, что тот Бог, который повелел ему скрываться 3 года, а потом повелел выйти из своего убежища и показаться царю, не оставит его.

Илия знал, что если не произойдет чуда, если он потерпит неудачу, если, в конце концов, огонь с неба не падет на жертву, то пророки Вааловы сразу же принесут его самого в жертву вместо тельца. Тогда все оставшиеся в Израиле жертвенники будут разрушены, а слуги Вааловы наполнят всю Самарию ликованием и торжеством.

Но Илия верил в чудо!

Илия, закутавшись в свою милоть пророка, упал на колени перед жертвенником. Вокруг царила тишина. Ахав, серьезный и озлобленный, следил за каждым движением Илии. Иезавель смотрела на него с презрительной улыбкой. Пророки Ваала, уставшие от своего беснования, не отводили от Илии глаз.

Народ слышал, затаив дыхание, молитву Илии: «Господи, Боже Авраамов, Исааков и Израилев! Да познают в сей день, что Ты один Бог в Израиле и... обратишь сердце их к Тебе».

Эта краткая, тихая молитва достигла небес. «И ниспал огонь Господень и пожрал всесожжение, и дрова, и камни, и прах, и поглотил воду».

«Увидев это, весь народ пал на лицо свое и сказал: «Господь есть Бог! Господь есть Бог!»

Когда последние голоса утихли, Илия медленно встал и подошел к Ахаву и сказал: «Пойди, ешь и пей... И пошел Ахав есть и пить, а Илия взошел на верх Кармила и наклонился к земле, и положил лицо свое между коленами своими».

Илия молился...

Вот где залог победы Илии. Вот откуда получал он такое мужество и уверенность. Илия умел молиться.

«Положил лицо свое между коленами своими» - одно это выражение дает нам понять, почему не было дождя три года, почему Илия не боялся Ахава, Иезавели и 850 пророков Ваала.

«Лицо свое между коленами» - это ключ вашей и моей духовной жизни, брат-читатель. Насколько мы духовны или недуховны, зависит от того, как часто мы кладем лицо свое между коленами своими. Часто христиане надеются больше на демонстрации, публикации и петиции, нежели на силу молитвы, а ведь все зависит от того, как часто и долго мы держим «лицо свое между коленами своими».

В конце 18-й главы читаем: «И была на Илии рука Господня». Наши собрания и конференции, наши конгрессы (какое громкое название!), наша проповедь и пение - это ничто, если руки Господней не будет над нами. А рука Господня спускается над людьми согбенными, но не над гордыми! «И была на Илии рука Господня».

(перевод с английского)

Архив