+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 1984 г.

О проблемах сердца человеческого

«ЧТО ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК»?

«Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле! Слава Твоя простирается превыше небес!.. Когда взираю я на небеса Твои - дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?» (Пс. 8:2,4-5). И тут же дается ответ, что человек - существо, которое не должно страшиться необъятности, но заполнить ее своим великим назначением, которое не должно быть подавлено страшным великолепием неразумной твари, а предназначено быть ее владыкой и царем. «Не много Ты умалил его пред ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его» (Пс. 8:6-7).

Другой псалом Давида дает совершенно другой ответ на вопрос: «Что есть человек»? - «Человек подобен дуновению; дни его - как уклоняющаяся тень» (Пс. 143:4).

Все Священное Писание полно подобных сильных контрастов. В природе человека мы видим ужасный дуализм. Он создан из праха, но по образу и подобию Божию; дитя Высочайшего - он уничтожается червем. Он пьет из источника неправедности, и в то же время Всемогущий дает ему вдохновение и познание. Он может подняться до небесных высот и упасть в адскую пропасть.

Мы видим тени противоречия. С одной стороны величие человека поражает нас, с другой - мы краснеем за его испорченность. Мы видим, в нем владыку науки, привязывающего непокорные ветры к белым крыльям своих судов, зажигающего свои маяки на утесах, о которые разбиваются волны. Этот владыка покорил потрясающее электрическое сияние и сделал его своим безвредным вассалом. Он опоясал «этим светом земной шар, заставил его передавать свои послания, приказал задержанному парии, как рабу, носить его по песчаным пустыням и сквозь горы.

И между тем мы видим того же человека, упавшего ниже всякого животного, лишенного ореола своего происхождения. Он - единственное существо, противящееся намерениям своего Создателя и оскорбляющее Его величие. Он ниже всех, потому что виновнее всех, виновнее, потому что несет более ответственности, чем все остальные создания Бога. Посмотрев сначала на величие его владений, а затем на того, кто сотворен быть владыкой этим владениям, мы испытываем то же чувство, какое овладевает нами, когда в пирамидах мы проходим из одного разрисованного коридора в другой, из одной гранитной комнаты в другую и, наконец, в последней темной комнате находим мумию или горсть пепла, составляющую все то, что осталось от какого-нибудь безымянного царя.

Когда мы оглядываемся вокруг, как редко приходится нам встретить человеческую жизнь, которая соответствовала бы пышному величию, бессмертным надеждам того, кого Сам Бог венчал венцом чести! В жизни человека мало высокого, героического, достойного, мало милосердия. Все в жизни обыкновенно: мелкие цели, мелкие интересы, мелкие ошибки и постепенно уменьшающиеся подвиги. И над всем этим низким уровнем царят пороки.

Теперешний век отличается преступлениями. Это век подлостей. Много убийств, много коварства, много воровства и изобилие скупости. Мало истинного милосердия - много показной филантропии.

Таковы контрасты между великолепием человеческого наследства и часто низким образом жизни людей. Их соединение не представляет собой тайны. В одном случае мы смотрим на человека, каким бы он мог быть, в другом видим, какой он есть на самом деле. Лучше и умнее думать о том величии, которого мы могли бы достигнуть, чем о настоящем нашем падении. Лучше помнить о сиянии, которого мы могли бы достигнуть, о божественном алтаре, пламя с которого было зажжено в нашей душе, чем считать себя ничтожным, низким, погибшим человеком. Лучше смело, как Давид, подымать глаза к покрытому звездами небосклону и верить, что подобие человека можно встретить на престоле Всевышнего, чем, как больной, приведенный в отчаяние Иов, проклинающий день своего рождения.

Каковы наши мысли, таковы и мы. Если наши мысли направлены к блаженству и бессмертию со Христом, - на небе для нас есть надежда, что мы войдем туда. Уважайте в себе мысль о вашем божественном происхождении, о том высоком жребии, который может довести вас, через могилу и врата смерти, до престола Его и дать вам возможность стоять без робости перед Ним. Это сознание не разовьет в вас гордости; оно убивает ее и превращает самодовольство в божественное смирение; оно возбуждает чистоту сердца.

Но есть некоторые враги, которые могут нападать на нас или теперь, или впоследствии, в разные времена вашей жизни.

Первый из них - заботы. Мириады современников говорят нам о заботах, бесчисленными роями одолевающих их с восхода и до заката солнца и тяжело сидящих на груди, уже вздымаемой предсмертными вздохами.

Заботы о жилье, о здоровье, о благосостоянии, доходе; заботы о детях, о семье и самые ничтожные - о том, что думают и что говорят о нас люди. Заботы об успехе или неуспехе, о комфорте и недостатке его, заботы тяжелого прошлого, беспокойного настоящего, неверного будущего - целый хаос, бурное море для тех, кто отдается им.

Заботы наполняют здоровую жизнь призраками болезни, из ее спокойных мелодий они составляют беззвучные диссонансы, они проводят морщины на челе. У многих людей они заглушили светлые мысли, чистые поступки, постоянство, верность, доброту, великодушную честность, все, составляющее сущность благородства.

Но мы можем возвратить себе все это и стать вновь свободными. Только нам нужно стряхнуть с себя все заботы, относиться легче ко всему земному, научиться презирать мишурную, пыль, унижающую тех, кто любит ее и дорожит ею. О, если бы все мы могли вырвать эту черную каплю из нашей души! В таком случае, если бы заботы посетили нас, мы могли бы возложить их на Того, Кто взял бы их тяжесть на Себя. К чему заботиться? О чем печалиться, когда солнце сияет над нами? Нам нет дела до прошлого, только настоящее касается нас, а если в нем найдутся испытания - Бог даст нам силы перенести их.

Есть другой враг, не менее назойливый, чем забота, это - светская жизнь. Светской жизнью мы считаем ту жизнь, которая заботится только о временном, а не о вечном. Этим грехом страдают не одни мытари, но и многие хитрые фарисеи. Страшная опасность заключается для нас в той жизни, которою живут тысячи людей. Они только и думают, как бы отложить настолько денег, чтобы рано или поздно составить капитал и оставить его детям. Все помыслы их направлены к приобретению богатства. Общественные интересы чужды им так же, как и любовь к людям. Они заняты только своими личными удобствами, интересами, почестями.

О, какая пустота в сердце человека, ведущего подобную жизнь! Весь пыл энтузиазма пропадает в нем. Все свободное, деликатное, благородное, привлекательное, что было в нем, вся простота, вся нежность, вся рыцарская сторона его существования исчезает и заменяется обыденным самодовольством. В его легкомысленной жизни встречаются бедствия, которые, по меткому выражению, меньше сердят, но больше убивают, которые высасывают кровь, не проливая ее, и обнажают сердце до костей, хотя и не мучают его.

Ржавчина и гангрена поедают ту ничтожную часть души, которая еще осталась, а толстый слой бессердечного приличия лежит на повседневной жизни. Люди становятся похожими на тот труп древнего скифского владыки, которого, на пышной колеснице, возили из дома в дом, а друзья покойного устраивали пышный пир перед его безжизненным взглядом. И эти светские люди богаты, в честь их устраиваются пиршества, они пользуются удобствами, успехом, почетом, но они мертвы.

Богатство и знатность могут быть и чудесным даром, и роковым проклятием. Если они ограничат горизонт вашей жизни, и вы найдете радости жизни лишь в бурном потоке света, если, благодаря богатству и знатности, вы будете вести праздную или модную жизнь, вращаясь в кругу пустых удовольствий и ненасытных возбуждений, заботясь только о платьях, экипажах, прислуге и о всякого рода мелочах, то лучше быть работником, трудящимся в поте лица, или бедным, измученным рыбаком, добывающим свое скудное пропитание из бурного моря, чем быть на месте богатого.

Третий враг нашей природы, самый жестокий и смертельный, это - дурные страсти. Предаваться им, значит дозволить восторжествовать низшей, более низменной, животной части нашей природы, дать ей управлять колесницей души, в управители которой Бог дал разум и совесть.

Забота может тянуть нас к земле, светская жизнь - привязать к своей кормушке, чувственность же унижает душу, обрывает ее крылья и тащит их по грязи. Бог сделал так, что человеку с простым, мужественным сердцем не трудно сдерживать свои дурные страсти. Если вы будете помнить наставления матери, если с состраданием и отвращением станете отворачиваться от низких, развратных разговоров, если ужас и отчаяние будут охватывать вас при мысли о том, что вы можете пасть и унизить свои смертельные тела, которые служат храмами Духа Святого, то вам не будет трудно с чистой, незапятнанной душой жить, переходя от благородной юности - к богоподобной зрелости.

Вы можете прожить, не преследуемые дурными мыслями, не слыша хлопанья нечистых крыльев. Для тех, кто не сумел противиться постепенному развитию дурных страстей в сердце, очень трудно возвратить однажды потерянное сокровище невинности. Для этого потребуется целая жизнь борьбы и бдительности. Но если вы не хотите погибнуть и в здешней, и в будущей жизни, то вам придется выйти на ату борьбу. Итак, во имя Бога, будьте мужественны. Бог, Спаситель и Дух Святой, помогут вам. Господь даст вам Свою всемогущую силу, чтобы спасти вашу душу. Иначе она погибнет на том роковом нуги, на который иные несчастные вступили.

Итак, что такое человек? Верный ответ: «Не Много Ты умалил его пред ангелами: славою и честью увенчал его». Таков ответ пришел на ум Давиду при виде освещенного звездами неба. Через тысячу лет ют же самый, но более уверенный, более громкий, более торжественный, полный бессмертного ликования, ответ был дан смиренным пастухам, сторожившим стада, под покровом точно так же покрытого звездами неба. Голоса ангелов сказали им, что родился Богочеловек.

Если вы хотите видеть идеал человека - взгляните на Господа. Заботы не тревожили Его. Светская жизнь не развращала Его, потому что Он презрел царства мира и их блеск, когда они лежали у Его ног. Страсть никогда не обуревала Его, потому что она овладевает только самыми низменными и распущенными душами. Но хотя Он лично не претерпевал искушений, Он видел их у других и жалел людей с божественным состраданием. Он говорил: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28). Любящим мир Он говорит: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют, и где воры подкапывают и крадут» (Мф. 6:19).

Запятнанной, падшей, испорченной женщине Он сказал: «И Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8:11). Он залечивал следы греха и стыда на людских лицах. Пусть Он, наш Господь, наш Спаситель будет нашим идеалом. Пусть Он будет нашим примером. Тогда мы достигаем высоты нашего назначения и после праведной жизни на земле будем жить с Богом, как участники Его искупления и наследники Его бессмертия. Слезы наши будут осушены, следы греха и горя залечатся в нашей душе, и мы, увенчанные сиянием и славой, которые никогда не исчезнут и не померкнут, будем жить, победив смерть, последнего из наших врагов.

Архив