+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 1982 г.

Медицинский случай

За кафедру стал Пугин Николай Михайлович. Это было его привычное место.

— Ну, сейчас пойдет заливать! — заметили в третьем ряду.

— Да уж этот за словом в карман не полезет. Всю Библию наизусть знает…

— Говорить умеет. У него язык без костей. Ему только начать, а дальше он не задумывается над тем, что и о чем говорит. Может рассуждать на любую тему, на любой стих из Библии. А потом два дня думаешь, что же он хотел сказать, — и не догадаешься.

Пугин стал за кафедру, осмотрел всех спокойным взглядом, взял стакан воды, отхлебнул глоток, поставил стакан на место, поднял руку, открыл рот… и — ничего. Язык не шевелился. Несколько раз он открывал рот и закрывал, глотал воздух, но не издавал ни одного звука.

— Говорите, Пугин, время уходит, — торопили его.

— Чего молчите? Вышли, так говорите! Пугин с испугом смотрел в зал, переминался с ноги на ногу, опять выпил воды, опять открыл рот и пошел на свое место, на первую скамью.

— Врача! Врача позовите! — сказал, кто-то, волнуясь.

— Не надо врача. Уже все в порядке. Не пойму, что со мной было. Ну, ни слова произнести не мог, — сказал Пугин и вернулся к кафедре. Он открыл рот — опять ни звука. Кое-кто начал громко молиться. Кто-то вышел в канцелярию, к телефону.

— Не знаю, что со мной происходит, — сказал Пугин. Видите, я с вами свободно разговариваю, а стоит подойти к кафедре — не могу слова произнести.

Еще не закончили петь гимн, как приехал врач скорой помощи. Узнал подробности, поговорил во дворе с Пугиным, — несколько минут и сказал:

— Все ясно. Вы абсолютно здоровы и благодарите за это Бога. Вам просто нечего было сказать, ваше сердце было пусто. Вот вы вышли и поняли, что говорить ради того, чтобы говорить, лишь бы занять время — это не нужно ни Богу, ни людям. И ваш язык подчинился здоровой логике. Так что не расстраивайтесь.

И тут же Пугин вспомнил голос, проговоривший ему во сне: «Если ничего нет в сердце — молчи».

Архив