+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 5, 1979 г.

Присядьте! Поговорим…

«Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш небесный».Мф. 6:15

Ничего нет Богу противнее злопамятства. Царство Божие есть царство мира и смирения, царство единодушия и братской любви. Может ли быть принят в сие царство человек гордый и злопамятный? Очевидно, для такого приличнее место в аде. Вот почему Спаситель, преподав образец молитвы, еще раз напоминает о прощении обид, еще раз настойчиво указывает, что отпущение наших грехов зависит от нас самих, что суд Божий над нами состоит в нашей же власти. Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их, их проступки против вас, то простит и вам Отец ваш небесный. «Таким образом, — говорит Златоуст, — Спаситель тебя самого — виновного — делает судиею над самим собою, и как бы так говорит: какой ты сам произнесешь о себе суд, такой же суд и Я произнесу о тебе. Если простишь своему собрату, то и от Меня получишь то же благодеяние, хотя Мое тебе благодеяние будет на самом деле несравненно важнее твоего. Ты прощаешь другого потому, что сам имеешь нужду в прощении, а Бог прощает, ни в чем не имея нужды; ты прощаешь брату, а Бог — рабу; ты виновен в бесчисленных грехах, а Бог безгрешен».

«Неоплатны долги наши, — говорит Филарет, — но какой легкий договор нам о них предлагается! Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный. Для сего-то священного договора мы приводим пред Него наших должников; указуем Его милосердию на наше милосердие: и если бы таким образом все до единого старались изгладить пред очами Божиими зло, соделанное человеками, то взаимные прощения всех и каждого составили бы единое всеобщее оправдание, к неизреченной славе Помилователя, к несказанному блаженству помилованных». Скажут: разве неудобно бесконечному милосердию Божию и без этого условия простить все грехи людские? «То истинно, — отвечает Филарет, — что милосердие Божие бесконечно: потому-то и хочет оно, чтобы не ты один, но и все получили прощение, и, подавая его тебе, как бы просит его у тебя твоим братиям. О человек, который живешь и дышишь единою милостью Господа! Если ты отвергаешь твое ходатайство за ближних своих, то как может Он принять за тебя ходатайство Сына Своего? Суд без милости несотворившему милости»

«Если не будете прощать согрешения их, — говорит Господь, — то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших. И опять Господь упомянул об Отце Небесном, чтобы пристыдить слушателя, замечает Златоуст. Чтобы быть чадом Божиим, для сего нужна не только вера в Него, но и дела. А ничто так не уподобляет нас Богу, как то, когда мы прощаем людей злых, которые обижают нас. Итак, какого будут достойны наказания те, которые не только сами не прощают, но и Бога просят об отмщении врагам, тогда как Бог все делает и устрояет для того, чтобы нам не враждовать между собою? Корень всякого добра есть любовь; посему-то Он и уничтожает все, что может вредить любви. Подлинно совершенен никто; ни отец, ни мать, ни друг, ни другой кто-либо не любит нас столько, сколько сотворивший нас Бог. Желая, чтобы мы освободились от многих и великих грехов, Бог и предложил нам путь краткий, легкий и удобный. Ибо какой труд простить оскорбившему? Не прощение, но хранение вражды составляет труд. Напротив, освободиться от гнева и вражды легко, и это же доставляет спокойствие».

НЕ ЕСТЬ ЛИ ЭТО ВОЗМЕЗДИЕ? «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает». Гал. 6:7

Едва ли какой-либо другой философ выступил против христианства с таким жаром, настойчивостью и силой убеждения, как немецкий философ Ницше. Своей «Генеалогией морали» он сделал попытку разрушить самые основы учения Христа о нравственности. Это была самая сильная попытка, какая когда-либо была сделана в течение столетий. Своим учением о «сверхчеловеке» Ницше старался устранить идеал человека — Христа. Как известно, результат оказался печальным. Ницше сошел с ума и окончил жизнь в доме умалишенных.

Во Франции то же случилось с знаменитым писателем Ги де Мопассаном. Он писал роман; ему осталось докончить последнюю главу: «Бог». В этой главе, как передает газета, Мопассан извергал такую ужасную хулу на Бога, что даже неверующая французская газета не решается повторить ее. И вот на фразе самой ужасной по своей дерзости писатель внезапно сошел с ума. После этого он уже не написал ни одной строчки и впоследствии умер в доме умалишенных. Не есть ли это возмездие? Апостол Павел пишет: «Бог поругаем не бывает» (Гал. 6:7).

Архив