+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 1979 г.

Слышать гармонию жизни

В. Холм

ПОЙТЕ ГОСПОДУ

В Библии часто встречаются слова «слава» и «поклонение». Большинство библейских цитат, говорящих про музыку и пение, тесно связаны с такими понятиями, как «прославление» и «восхваление». Про пение говорится во многих главах Библии, не считая многочисленных мест, где косвенно упоминается о песнопении. Пророк Исаия призывает нас воздавать хвалу Господу и петь Ему новую песнь. Чтение Библии убеждает нас, что пением и музыкой можно достойно славить Творца вселенной, восхвалять и превозносить Его, воздавать Ему благодарность за все благодеяния Его. Уже первый текст, говорящий о пении, показывает, что оно — лучший выразитель человеческой нашей благодарности Богу и преклонения перед Ним. Когда сердце полно радости и благодарности, когда не хватает слов для выражения того, что наполняет нашу душу и горячо просится наружу, мы изливаем все это в пении.

Моисей и сыны Израилевы поступили именно так (Исх 15:1–21). Вспомним также хвалебные песни Деворы и Барака (Суд. 5:9–31), Анны (1Цар. 2:1–10), царя Давида (1Пар. 16:8). Из Нового Завета нам известны: пение ангелов в ночь Рождества Христова (Лк. 2:13–14), гимны девы Марии (Лк. 1:46–55), песнь Иисуса Христа и учеников Его после вечери Господней (Мф. 26:30), пение апостола Павла и Силы в тюрьме (Деян. 16:25). Последний текст из Библии говорит нам про пение в вечном царстве Христа (Отк. 15:3–4). Это вечная хвалебная песнь, вечный гимн святых душ. Замечательно то, что и первый и последний тексты, упоминающие о пении, связаны с пением Моисея:

«Тогда Моисей и сыны Израилевы воспели Господу песнь» (Исх. 14:31); «Поют песнь Моисея, раба Божия, и песнь Агнца» (Отк. 15:3–4). Из Писания нам известно, что эта последняя песнь звучит как шум множества вод и будет звучать бесконечно вовеки веков.

Пение — единственная непреходящая форма труда на ниве Господней. Пение дает нам уже здесь, в земной жизни, представление — хотя и слабое — о красотах вечности, вселяет в наши души предчувствие небесной радости. Ценим ли мы в этом смысле само пение, дар пения, данный Господом человеку? Уже в давние времена люди сознавали, что музыка оказывает на душу человека благотворное влияние, направляет человека на путь добра.

В Библии мы читаем, как Давид пением и игрой на гуслях разгонял злых духов (1Цар. 16:23). Мы испытывали не раз, что музыка — язык особенный, на котором душа говорит с душой, что в музыке можно передавать свои мысли, желания, надежды, радость. Все движения души человека, непередаваемые на словах, находят выражение в музыке.

Может ли человек слышать небесные звуки? Да, и в наши дни есть люди, внутренним, духовным ухом слышащие небесную музыку, но человеческих выразительных средств, к сожалению, недостаточно для передачи ее другим.

Мы можем представить себе, что апостол Павел, будучи восхищен до третьего неба, «слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2Кор. 12:4). В рождественскую ночь пастухи на полях Вифлеемских слышали небесное пение, когда все воинство небесное славило Бога (Лк. 2:13–14). Франциск Ассизский называл птиц небесных своими братьями, возвещающими по рощам и лугам славу Господню, подобно ангелам на небесах. Не следует ли и человеку воспевать Творца вместе со всей вселенной?

Нам нередко приходилось слышать, а многие из нас и сами пели гимн:

Как славят Бога небесные силы,
Их глас гремит из края в край;
Земля и небо поют Ему славу,
О, смертный, гласу их внимай!

Вся вселенная полна музыки и пения. Слыхали ли вы пение гор, лесов и морей? Если мы двигаемся в окружающей нас природе с открытыми глазами и ушами, с широко распахнутой душой, то можем на каждом шагу видеть и слышать прославление Бога. Пение птичек, журчание ручейка, шум леса, прибой морской волны, раскаты грома — все это сливается в величественную симфонию во славу Господа Бога. Будь то малая букашка, ползущая по земле, или гордый орел, царящий в голубой лазури небес, колебание слабой былинки или шума, борющегося с бурей царственного дуба, слабое дуновение ветерка или сильный ураган — всё это славит Бога.

Братья и сестры! Можем ли мы молчать, когда вокруг нас все ликует и поет? Нам следовало бы радоваться, что Господь дал нам дивный дар музыки и пения и что мы можем славить Бога! Пользуемся ли мы этим даром во всякое время и достойным образом? Наше пение в доме Божием, как общее, так и хоровое, действительно ли песнь восхваления и благодарения, или мы поем только потому, что этого требует порядок богослужения, где молитвы и проповеди чередуются с песнопениями? Считает ли каждый хорист, каждая хористка своим святым призванием петь в хоре во славу Бога, или же это делается из каких-нибудь иных побуждений? Чувствует ли всякий присутствующий на богослужении искреннюю потребность и внутреннее святое побуждение слить свой голос с другими в общем пении, воздавая этим благодарение и славу Господу? Это мы можем проверить путем самоанализа: вводит ли пение нас в общение с Богом, с Его святостью и любовью, приносит ли пение сердцам нашим мир и духовную радость или оставляет нас холодными и равнодушными?

Здесь поднят ряд вопросов, и пусть каждый из нас ответит на них в сердце своем по внушению Духа Святого, чтобы от этого была польза для нашей личной духовной жизни.

Какое же должно быть искреннее, идущее от сердца духовное пение? Должно ли оно быть тихим или громким, медленным или быстрым? Некий служитель Бога в своем жизнеописании вспоминает, как он, до своего обращения к Богу, посещал разные духовные собрания, чтобы найти примирение с Богом и мир душе своей. Его предупреждали, чтобы он не посещал богослужений в одной известной общине, потому что там поют слишком громко, отчего может разболеться голова. На это он ответил: «Что значит для меня головная боль, когда вопрос касается моей вечности и спасения моей души». Хотя по громкости пения нельзя всегда судить о степени и глубине благодарности Богу человеческого сердца, все же мы все согласны с тем, что глухое и вялое общее пение на богослужении является слабым выразителем нашей благодарности Богу и восхваления Его.

Великий проповедник Сперджен, в одной своей проповеди, выразил мысль, что именно он должен на небе петь громче всех и славить Бога больше всех остальных, ибо он испытал наибольшую любовь Божию. После богослужения одна из сестер сказала ему: «Дорогой брат Сперджен! Вы в своей сегодняшней проповеди изволили выразиться не вполне правильно. Видите ли, на небесах громче всех петь должна я, потому что никто не грешил столько, сколько я — следовательно, никто не испытал столько всепрощающей любви Божией, как я».

Братья и сестры! Не следует ли и нам мыслить так же, что каждый из нас, на своем месте, испытал самую большую милость Божию и потому обязан громче других петь и славить Бога? И не только когда-то на небесах, а уже теперь, здесь на земле. Однако слова «петь громче всех» нам не следует понимать буквально, то есть не обязательно извлекать при пении сильные, мощные звуки, могущие нарушить общую гармонию песнопения, но стараться в душе своей вызвать чувства любви и благодарности к Богу, наполняющие все твое существо так, чтобы душа твоя пела громче всех хвалу Творцу.

Теперь другой вопрос. Всесторонне ли используем мы возможности пения? Поем ли мы только в доме Божием, вместе с другими верующими, или же поем также наедине, дома, при работе или в дороге? При работе и в дороге мы, конечно, не можем петь голосом, но зато можем делать это мысленно, в сердцах своих (Кол. 3:16). Я неоднократно испытывал чудную связь и общение с Господом, когда, идя своей дорогой, мысленно распевал духовные песни и гимны. Дома же каждый из нас может петь голосом. Многие ли из нас пользовались этой возможностью и пели ежедневно хотя бы один гимн? Верующие матери, поете ли вы вашим младенцам ежедневно какой-нибудь гимн или иную духовную песнь? Находясь в домашнем кругу, пользуемся ли мы случаем хвалить Господа общим пением? А ведь духовное пение помогает нашим сердцам вступить в общение с Господом и избегнуть опасности говорить пустое, так как язык наш, по словам апостола, «неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда» (Иак. 3:8), склонен злословить своих ближних. Как видите, много возможностей к приношению жертвы благодарения скрывается в духовном пении.

Немаловажно и то, в каком состоянии и настроении духа мы приносим наш дар благодарности и восхваления. Слово Господне обращает наше внимание на необходимость упорядочения наших отношений с ближними и очищения помыслов наших. Вспомним слова Христа: «Пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:24). Невозможно восхвалять и славить Господа или возвещать вечную любовь Его и в то же время таить в себе злобу, месть, зависть или иное дурное чувство к брату или сестре. Вознесется ли такое пение к престолу Всевышнего? Конечно, нет! Братья и сестры! Как мы сами должны быть нужными и годными к употреблению сосудами в руках Господних, так и пение наше должно быть угодным Господу жертвенным даром, святым и чистым».

Однако не все зависит только от поющих. Важно и то, как пение воспринимается слушателями. От нашего внутреннего настроения, в котором мы слушаем пенис, зависит и количество и степень духовной пользы, получаемой нами от духовного пения. Нельзя не согласиться с тем, что когда мы слушаем проповедника в молитвенном настроении, то каждое произносимое им слово является как бы словом Самого Господа: оно обращается лично к каждому из нас и совершает то, для чего оно послано (Ис. 55:11). Если же слушать, предаваясь праздным размышлениям, занимаясь человеческой критикой, подмечать в речи брата одни только логические или диалектические ошибки, повторение одних и тех же выражений, руководиться чувствами симпатии или антипатии, то слушание слова и пения окажется бесполезным в духовном отношении: оно не найдет места в сердцах наших и заглохнет.

Точно так же и со слушанием хорового пения. Разглядывать хористов и регента, их манеру исполнения, критиковать музыкальные выражения, подмечать технические несовершенства или же слушать в молитвенном благоговении, горячо желая и в этой форме служения видеть Христа и иметь с Ним живое общение — это два дела по существу совершенно разные. Сличая настройку радиоприемника и приемника телевизора, мы видим, что последняя гораздо сложнее и требует постоянного регулирования. Так и слушание пения гораздо труднее слушания проповеди.

Слушая пение, нам необходимо настраивать наши внутренние органы слуха так, чтобы чувствовать Христа Иисуса, чтобы слово через музыку и пение подкрепляло наши сердца и было бы для нас истинной духовной пищей. Нам необходимо часто проверять, ясен ли образ Христа перед нашим духовным взором, или Его затемняют и скрывают от нас разные плотские чувства и желания.

Итак, не всегда только от пения и поющих зависит получение нами «благой части», а очень часто от нас самих. Слушая пение или проповедь и чувствуя Иисуса Христа, находясь в молитвенном настроении, мы можем всегда из всякого словесного и музыкального исполнения (выступления) извлекать благую часть — пищу для своей бессмертной души.

Жизнь души, находящейся в постоянном общении с Господом, видящей перед собой чудный образ Спасителя, как бесподобный пример смирения и кротости, сама уже хвалебная песнь, славящая Господа. Да будет наша жизнь истинной хвалебной песнью Господу.

Музыка состоит из трех составных частей (компонентов): мелодии, гармонии и ритма. Из них последний связывает первые две. В музыке нет произвольности, она подчинена твердым законам и правилам. Эти правила не созданы человеком, он только открыл их. Нарушение этих правил влечет за собою возникновение ряда диссонансов, отсутствие гармонии и, следовательно, прекращение существования музыки, как таковой.

Пользуясь аналогией, мы можем сказать, что мелодия — это наша личная духовная жизнь, каждодневное отношение к Богу. Гармония — отношение к людям, к духовной жизни своих ближних. Ритм — любовь к Богу, связывающая первые две в одно целое.

Будем просить Господа, чтобы Он Своими любящими руками претворил жизнь каждого из нас в чудную, полнозвучную хвалебную песнь, созданную из небесных мелодий — смирения, кротости, сердечности, нежной любви к ближним, а превыше всего к Иисусу Христу.

Используем же все формы пения: общее, хоровое, одиночное, как в доме Божием, так и дома. Пусть музыка и пение служит для того, для чего они и созданы Богом и отданы в пользование человека, а именно: для восхваления и благодарения Бога и общения с Ним; извлечения и передачи другим духовной радости и силы.

Пойте, слушайте и живите так, чтобы Господь Бог прославился во всех и во всем. Аминь.

Архив