+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Тропинка 4, 2012 г.

Красивая неправда

Елена Микула

ГЛАВА 10

Петя радовался тому, что работа над скрижалями близилась к концу. Получалось очень здорово – Маша научила его рисовать буквы так, что они казались объёмными, будто высеченными из камня. Но больше всего Пете нравилось, что они не просто мастерят поделку, а стараются лучше узнать, что же хотел сказать людям Господь, давая Десять заповедей.

– Так, Синичкин, – сказала Маша, раскрывая Библию. – Сегодня у нас девятая заповедь. Читай.

– «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего», – прочитал Петя. – Что это значит, Пчёлкина? Бог не хочет, чтобы мы про кого-то говорили неправду?

– Бог не хочет, чтобы вообще обманывали. Я бы написала на скрижалях: «Не обманывай», – ответила Маша.

– Но тут написано только о ложном свидетельстве на кого-то, – возразил Петя. – Например, если я совру, сказав, что это ты разбила окно в кабинете биологии в прошлую пятницу...

– Так-так, Синичкин, а вот с этого места, пожалуйста, подробнее, – заинтересовалась Маша. – Ты что, знаешь, кто его на самом деле разбил?

Петя покраснел:

– Ну, понимаешь… Нет, я не могу, я слово дал.

– Знаешь, покрывая того, кто это сделал, ты обманываешь вместе с ним – и нарушаешь заповедь Бога!

– А если я скажу, кто разбил окно, то буду доносчиком и ябедой, – растерянно произнёс Петя.

Маша молча продолжала раскрашивать буквы. Петя не выдержал:

– Хорошо... Это Тима Андреев разбил. Случайно. Мы раньше всех пришли, он взял указку, начал баловаться, вроде на бизона охотится… Ну и метнул указку, как копьё. Мы убежали, и я слово дал, что не выдам его.

– И когда Галина Алексеевна спрашивала, кто это сделал, ты промолчал. И когда она сказала, что это, скорее всего, опять Вася Наливайко отличился, он ведь уже три раза разбивал окна, ты тоже промолчал. И когда Вася пытался оправдаться и заплакал, ты тоже молчал. Как ты думаешь, что означало в тот момент твоё молчание?

– Я молчал, но это было ложным свидетельством на ближнего, – шмыгнул носом Петя. – Что же мне делать, Маша?

– Скажи Тиме, что он должен признаться в том, что это он разбил окно. Что ты не можешь его покрывать, и если он не сделает это сам, ты вынужден будешь рассказать об этом Галине Алексеевне.

– Тебе легко говорить…

– Правда не всегда даётся легко, – сказала Маша. – Но у лжи есть одно свойство – она всегда вылезает наружу.

– Это точно! – подтвердил Петя. – Я в этом сто раз убеждался.

– Я тоже, – произнесла Маша. – Я иногда люблю приукрасить. Что-нибудь рассказываю и не замечаю, как ложь срывается с языка. Вроде мелочь, а враньё. Вроде что-то хорошее, а неправда! Но есть закономерность: очень скоро выявляется, что я соврала. Становится так стыдно!

– Да, у меня тоже так бывало. Наверное, Бог заботится о том, чтобы враньё не стало нашей привычкой, поэтому Он и вытаскивает ложь на свет. Это очень полезная заповедь: «Не обманывай».

Петя и Маша молча принялись раскрашивать буквы на скрижалях. Закончив, Петя сказал:

– Я попрошу Тиму сознаться, потому что этого требует Бог. А если он не захочет, то пусть уж лучше все считают меня ябедой, чем Бог будет считать меня обманщиком...

– Синичкин, помнишь, я говорила тебе, что заняла в лагере первое место по плаванию? – покраснев, сказала Маша.

– Так что, это была неправда?

– Не совсем. Просто этих соревнований не было, потому что, кроме меня, никто не умел плавать… Вроде бы и первое место… а на самом деле – неправда. Я уже попросила у Бога прощения за это. А теперь у тебя прошу: прости, что сказала тебе неправду.

– Хорошо, Пчёлкина, – улыбнулся Петя. – Предлагаю в субботу сходить в бассейн. Проверим, кто займёт первое место: ты или я!

(Продолжение следует)

Архив