+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Тропинка 1, 2008 г.

Владик и молитва "Отче наш"

Корнелия Гржива

"Отче наш, сущий на небесах!" (Мф. 6:9)

Глава 2

(Продолжение. Начало в номере 6/07)

Из-за газеты показалась папина голова:

– Владик, не пора ли тебе собираться в школу?

Владик поставил свою пожарную машину на «стоянку» между плитой и посудомойкой:

– Папа, сейчас же каникулы!

– Ах да, я совсем забыл. Действительно, твои первые настоящие каникулы.

Папа с наслаждением сделал последний глоток кофе:

– Ну и какие у тебя планы, Владик?

Владик пожал плечами:

– Вообще-то никаких. Сергей уехал к бабушке. Ани, кажется, тоже нет. Может быть, я послушаю потом мою новую кассету.

Папа отложил газету в сторону:

– Да, звучит не очень увлекательно. У меня есть более интересное предложение. Хочешь пойти сегодня со мной?

Владик подпрыгнул, как резиновый мячик:

– О да! Здорово! Ты – самый лучший папа на свете!

Сопровождать папу всегда очень интересно. Вместе с ним Владик уже взбирался на башни, спускался в старые погреба, рассматривал надгробные плиты в церкви. «Твой папа – кладоискатель?» – спросил как-то Сергей. «Что-то вроде того», – с гордостью ответил Владик. А папа улыбнулся и сказал, что он действительно иногда ищет клады. Но его первостепенной задачей является сохранение этих сокровищ. Иногда это бывают фрески в старой церкви, иногда – заржавевшие рыцарские доспехи или каменный ангел без носа. Папа Владика заботится о том, чтобы эти сокровища не повредились. То есть он – хранитель сокровищ. Вообще-то его называют реставратором, но это звучит не очень привлекательно.

Владик надел сапоги:

– Папа, куда мы сегодня пойдём?

– Совсем недалеко, – папа засунул в портфель бумагу и ручки. – Нам даже машина не нужна. Ты знаешь Церковь Святой Варвары?

– Это та, куда мы ходим по воскресеньям?

– Нет, нет, – возразил папа. – Это маленькая церквушка недалеко отсюда, у речки, за высокими деревьями. Пойдём, я тебе покажу!

Десять минут спустя они со скрипом открыли ржавую железную калитку и зашли в небольшой двор перед церковью. Несколько покосившихся, обветшалых надгробных плит указывали на то, что здесь когда-то было кладбище. Владик попытался разобрать цифры на первом надгробном камне:

– 1 – 6 – 7 – 9... Папа, этот камень очень старый?

Папа кивнул:

– Ему уже более 300 лет. А церкви – ещё больше. Та часть с круглыми арочными окнами была построена в двенадцатом столетии. А другая часть – в пятнадцатом столетии, в эпоху, когда Колумб открыл Америку.

Владик был поражён:

– Так давно! Неудивительно, что там кое-что поломалось и тебе снова нужно ремонтировать.

Папа рассмеялся:

– Реставрировать, Владик! Это называется реставрировать! То есть после восстановления она снова будет выглядеть так, как выглядела тогда, когда её построили.

Дверь церкви немного заклинило. Это и неудивительно, ведь церковь почти всегда была пустой. Лишь изредка сюда забредал какой-нибудь посетитель, а богослужения здесь уже давно не проводились. «Здесь может и камень на голову упасть. Или вон тот ангел вдруг свалится», – подумал Владик, оглядываясь вокруг. Скамейки были покрыты толстым слоем пыли, а между каменными статуями висела паутина. Папа уже ходил из одного угла в другой и что-то записывал в блокнот. В воздухе повисло что-то таинственное, и Владик почувствовал себя настоящим кладоискателем.

Он осторожно прошёл в боковую часовню. Там находился большой серый ящик, «охраняемый» каменным чудовищем с острыми когтями и зазубренным хвостом. Дракон? К сожалению, у него не осталось почти ни одного зуба. Тут папе, видимо, придётся поработать.

Владик прошёл дальше. На стене он увидел изображение группы людей, окруживших человека с поднятыми руками. Интересно, может, это Иисус? Краска везде осыпалась, так что здесь не много разберёшь. Дальше через оконное стекло падал свет, вырисовывая на полу разноцветные пятна. Владик пошёл на свет. Но что это? В настил пола была вделана большая каменная плита. Её края обрамляли тонкие линии и узоры, и на ней было что-то написано.

– Папа, посмотри! Я что-то нашёл!

Папа подошёл и стал рассматривать каменную плиту:

– Возможно, это надгробная плита. Но букв уже почти не разобрать. Тем не менее ты можешь узнать, что там написано. Вот, смотри!

Папа развернул огромный лист бумаги, положил его на плиту, а на края бумаги положил камни. Владик с любопытством следил за ним:

– А что теперь?

– Да, кажется, это буквы! – Владик был в восторге. – Давай теперь я. Может быть, я открою какое-нибудь зашифрованное послание.

Владик начал прилежно водить мелом по бумаге. И на ней стали просматриваться искусно переплетённые буквы, которые складывались в слова: одно слово, второе...

– Это, может быть, «а», а это – большая «В»... Гм... – пытался разобрать Владик, продолжая свою работу.

Он чувствовал себя открывателем. О чём рассказывает этот большой камень? Действительно ли это надгробный камень? Или надпись указывает на клад, таящийся глубоко под церковью?

– Ну и что ты, Владик, обнаружил? – спросил подошедший отец.

Владик даже вздрогнул от неожиданности. Он совершенно забыл обо всём.

– Подожди, я сейчас закончу, – сказал он.

На бумаге образовалось огромное серое меловое поле. А на нём – чётко видимый таинственный шрифт. Владик слегка дрожал от волнения и холода.

– Давай выйдем на улицу, на солнце, – предложил папа. – Там и ты согреешься, и мы лучше рассмотрим, что здесь написано.

Они осторожно вынесли лист бумаги на улицу.

– Эти буквы совсем не похожи на буквы в моём букваре, – заметил Владик. – Это что-то зашифрованное, папа?

Папа покачал головой:

– Нет, но это очень-очень древний шрифт. И язык тоже древний, на нём сегодня уже никто не разговаривает. Это буквы латинского языка.

Папа переписал всё, что было написано на старом камне, слово в слово, в свой маленький блокнот. Владик с любопытством наблюдал за ним.

– Папа, ты прочитаешь мне это?

Папа стал читать:

– Pater noster qui es in caelis...

Владик внимательно слушал. Этот латинский язык звучал красиво, почти как стихотворение.

– Папа, что означают эти слова? Мы нашли клад?

Папа улыбнулся:

– Нет, не клад, но что-то очень хорошее. По-русски это значит: «Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё...»

– Ах, папа! – прервал его Владик.

– Это я знаю! Это я уже слышал на богослужении! Как жаль! А я думал, что это карта, как найти клад...

Папа рассмеялся:

– Ну знаешь, мы ведь были в церкви, а не на пиратском судне. Но если ты свернёшь бумагу в рулон, то она будет выглядеть почти как карта для поиска клада. Можешь повесить её у себя в комнате на стене.

Папа закрыл на ключ скрипучую дверь церкви. Затем он сел с Владиком на скамейку перед церковью, где так приятно пригревало солнце:

– Хочешь яблоко?

– Да!

Владик охотно взял яблоко.

В поисках клада он изрядно проголодался.

– Послушай, папа, а почему на каменной плите написана молитва?

Немного подумав, папа сказал:

– Я тоже не знаю почему. Знаю только, что это очень важная молитва. Её передал людям Сам Иисус. Многие люди толком не знали, как нужно говорить с Богом. Они испытывали к Нему огромное уважение, боялись сделать что-то не так. И тогда пришёл Иисус и сказал: «Бог – это ваш Отец, Он очень любит вас. Он хочет помочь вам жить правильно. Вы можете просто и обо всём просить Его». И Он научил их этой молитве. Мы называем её молитвой «Отче наш».

Владик кивнул:

– Да, мама тоже рассказывала о молитве. Она сказала, что мы можем говорить с Богом, как с отцом.

Тут папа посмотрел на часы.

– О, нам нужно срочно домой. В одиннадцать у меня совещание в Управлении по охране памятников. – Он улыбнулся Владику: – И это отличает Небесного Отца от земных пап. У Небесного всегда есть время, а у земных – только иногда.

(Продолжение следует)

Архив