+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Тропинка 6, 2005 г.

Давид и рождественская история

Джелла Лепман

Давид – имя мальчика - пастуха из Библии, который сразил великана Голиафа камнем из пращи и который позже стал царём Израиля. Давидом звали и мальчика, о котором пойдёт речь в этой истории.

Это был весёлый мальчик с сияющими глазами, похожими на два каштана. Он, как и пастух Давид из Библии, был смелым, умел защитить себя, и в то же время он был милосердным мальчиком. Где мог, помогал людям, заботился о животных. Даже растениям помогал, если видел, что они нуждаются во влаге.

Когда Давид пошёл в школу, ему первое врем трудно было сидеть тихо, он шаркал ногами, производя такие звуки, будто бежит по камням и песку. Учительница, которой нравится малыш, не запрещала ему это делать, так как сама в его возрасте любила производить своими сандалиями тот же самый звук.

...Приближалось Рождество, и ребята наперебой стали говорить учительнице о желании в честь праздника сыграть какую-нибудь сценку.

– Почему бы и нет? – сказала учительница.

– Можно сыграть рождественскую историю. Она самая хорошая из всех историй, и вы её уже знаете наизусть.

Радости детей не было границ. Но для них было нелегко сохранить это в тайне до самого Рождества, как они пообещали учительнице.

В селе, где каждый знает всех и все – каждого, непросто сохранить тайну. Жители села так доверяли друг другу, что даже не запирали двери своих домов на ночь.

– Зачем нам замыкать двери? – говорили они. – Наше село расположено далеко от больших дорог и шумных городов. Богатства у нас нет, так что нам нечего опасаться воров.

И действительно, в том селе никогда не происходило ничего злого. Но я я должна вам сказать, что это было действительно особенное село, и если вы в нём не живёте, то всё же лучше запирайте свои двери на ключ.

При распределении ролей каждый хотел получить положительную роль: Иосифа или Марии. Некоторые были не против играть и роль пастуха или одного из мудрецов, которые неожиданно увидели новую сверкающую звезду в небе.

– Ты получишь роль владельца гостиницы, который отказывается принять Иосифа и Марию, – сказала учительница Давиду. – Ты по росту лучше других подходишь для этой роли.

Давид ужаснулся. Как он сможет играть роль владельца гостиницы, который выгоняет Марию и Иосифа? Эту роль он считал самой плохой и не хотел играть её. Но он постеснялся сказать об этом учительнице и попросить другую роль. Ведь Давид действительно был одним из самых высоких мальчиков в классе. И он нехотя согласился.

Начались репетиции. Для детей было нелегко войти в роль того, о ком они часто слышали, чьи изображения рассматривали на картинках в Детской Библии. Они были детьми века машин и самолётов, ракет т роботов, носили джинсы и свитера с замочками. Даже в их маленькое село пришло новое время, хотя люди и не запирали своих дверей.

Давиду дали одежду владельца гостиницы библейских времён. Это была туника (рубаха) из мешковины, покрашенная в синий цвет, цвет неба. Она болталась на нём, обвивая ноги, так что они заплетались, и он падал. Давиду было так неуютно в своей роли, что он предпочёл бы и дальше оставаться лежать на полу.

"Вифлеем переполнен людьми, – должен был он сказать, – а для таких людей, как вы, у меня в любом случае нет места. Уходите отсюда!" И затем должен был захлопнуть дверь и так провернуть ключ в замке, чтобы всем было слышно.

Давид играл свою роль так плохо, что учительница покачала головой:

– Ты же всегда был среди лучших. Не понимаю, что с тобой случилось! Ведь совсем несложно выучить два предложения. У Марии и Иосифа в десять раз больше текста, даже животные – ягнята, козы, собака и особенно осёл – разговаривают в рождественскую ночь, и текста у них не меньше, чем у тебя.

Давид потупил глаза и ничего не сказал. Как он мог объяснить учительнице, что эта роль ему не нравилась? У него не было слов.

Наконец наступил рождественский вечер, который все так ждали. Зал был полон народа, даже из соседних сёл пришли люди. Впереди с важным видом сидели пастор и учительница. Наконец зазвенел звонок, и представление началось. Давид был в числе первых выступающих.

Вот на сцене появились Мария и Иосиф и направились в сторону библейского Вифлеема, нарисованного детьми. И гостиница была нарисована, только в фанерную стену была встроена дверь, которая открывалась и закрывалась.

За закрытой дверью стоял Давид и дрожал всем телом. Вот и стук в дверь. Снаружи раздался голос:

– Впустите нас и позвольте нам переночевать, хотя бы одну ночь. Я плотник Иосиф, и со мной моя жена Мария, которая ожидает ребёнка. Ради Бога, впустите нас!

Голос его был таким умоляющим, что мог размягчить даже камень. Может быть, именно звучание этого голоса так смутило Давида, что для него вдруг представление перестало быть игрой – он оказался в центре чудесного события.

Широко открыв дверь, он протянул руку и сказал:

– Заходите, заходите! Такого быть не может, чтобы в моей гостинице не было для вас места!

Лицо Давида светилось, куда-то пропала и его стеснительность. Он взял у Иосифа посох и котомку и, как во сне, добавил:

– В нашем селе двери никогда не заперты– ни днём ни ночью.

И ввёл Марию и Иосифа в свою гостиницу.

В зале наступила глубокая тишина – благоговейная тишина святой ночи. И эта тишина царила довольно долго. Спустя время учительница встала со своего места, чтобы поправить дело и продолжить выступление детей. Это оказалось гораздо проще, чем вы думаете: Мария и Иосиф вышли опять на сцену, и Иосиф с небольшой заминкой сказал слова, которые для него на ходу придумала учительница:

– Это был добрый владелец гостиницы, но при всём своём желании он не мог нам помочь.

И представление пошло своим чередом. А Давид стоял за кулисами сам не свой от произошедшего. Он не боялся ни порицания, ни наказания. Он попытался исправить то, что вот уже несколько недель давило на него тяжёлым грузом. Возможно, он сделал даже гораздо больше – открыл многим людям дверь к святой ночи и зажёг в их сердцах рождественский свет. Во всяком случае, в его сердце он горел ярким пламенем.

Архив