+7 (905) 200-45-00
inforussia@lio.ru

Тропинка 3, 2001 г.

Тяжёлое испытание

Быль

Cлова отца сразили её, как молния. Обливаясь слезами, она проскользнула в сад. Здесь она была одна, в окружении зелёных кофейных кустов. Когда ей было грустно, она всегда отыскивала это уединённое местечко. Здесь никто не видел её слёз. Никто не мешал ей поговорить с Иисусом обо всём, что её удручало. Слова отца всё ещё ударами молота отзывались в её ушах.

— Мне очень жаль, дитя моё, - сказал он. - Тебе двенадцать лет. Шесть лет ты уже посещаешь школу. Этого достаточно...

Отец запнулся, и его голос задрожал:

— Ты ведь знаешь, у нас нет денег, чтобы оплатить обучение в школе всех наших семерых детей.

Да, Жаклин знала это. И она видела, как трудно приходится отцу. Она очень хорошо понимала его. И всё же слёзы душили её. Ей так хотелось учиться!

Взгляд её упал на скудные поля за их домом. Урожая с небольшого участка, где они выращивали фасоль, кукурузу и сладкий картофель, едва хватало для того, чтобы прокормить семью. Кофе они продавали на рынке. В Гаити (государство в западной части одноимённого острова, расположенного между Северной и Южной Америкой) многие люди были такими же бедными, как они. Но не имела ли их семья что-то, чего не было у многих других? Что-то, дававшее им опору в бедах и невзгодах жизни? Да, это была их твёрдая вера в Иисуса Христа. Отец был пресвитером маленькой церкви в их деревне. Для него было очень важно, чтобы Иисус в их семье занимал первое место.

В один прекрасный день к ним в гости приехала тётя из столицы Гаити города Порт-о-Пренс. Она возмутилась, когда услышала, что Жаклин больше не сможет посещать школу, и предложила:

— Позвольте мне взять Жаклин к себе. В моём доме достаточно места для неё. Я буду заботиться о ней, у меня она сможет ходить в школу. Можете быть уверены в этом. Вы же знаете, что мы очень хотели иметь детей. Но увы, боги не дали нам этого счастья. Поверьте мне, мы будем обращаться с Жаклин, как с родной дочерью!

Жаклин не верила своим ушам. Неужели это правда? Неужели она сможет снова ходить в школу? Но почему отец молчит? - О, папа, пожалуйста, скажи „да"! - умоляла она.

Отец задумался, озабоченно сморщив лоб. Как ему хотелось дать дочери хорошее школьное образование! Но тётя и её муж не были христианами. Они были жрецами культа вуду и чародеями. Они служили духам. Может ли он доверить свою дочь таким людям?

— Знаешь, — медленно начал отец, обратившись к тёте, — Жаклин верит в Иисуса Христа. Разрешишь ли ты ей ходить в церковь и не будешь ли заставлять её принимать участие в ваших языческих обрядах вуду?

— Мне хорошо известно, что вы отвернулись от нашей древней религии и следуете за этим Иисусом, - резко ответила тётя. - Однако не беспокойся! Жаклин сможет поступать в моём доме, как ей захочется.

Что-то было в её голосе, что очень не понравилось отцу. С тяжёлым сердцем он дал своё согласие.

Наконец пришла пора прощаться. Отец ласково обнял дочь:

— Дитя моё, послушай меня внимательно. Помни: твоя вечная жизнь важнее, чем хорошее школьное образование. Пусть Иисус всегда занимает первое место в твоём сердце! Если ты заметишь, что больше не можешь жить в доме тёти как христианка, сообщи нам об этом. Мы сразу заберём тебя.

— Папа, ты знаешь, что я люблю Иисуса. Я сделаю всё, чтобы остаться верной Ему, — уверяла Жаклин.

И действительно, ей было хорошо у тёти. Каждый день она преданно читала Библию и молилась, зная, что это самое лучшее оружие против сатаны. Ей предоставили отдельную комнату и разрешили каждое воскресенье ходить в церковь. Нет, это было вовсе не трудно - жить по-христиански. Пока нет.

Однако вскоре её вера была подвергнута тяжёлому испытанию. Началось всё однажды после обеда. В весёлом настроении она вернулась из школы домой, зашла в свою комнату положить портфель и... остолбенела. Кто-то заходил в её комнату? Что-то здесь было не так, как всегда. Выдвижной ящик в тумбочке был открыт, книги на полке стояли не на своих местах. Странно! Её взгляд упал на место в выдвижном ящике, куда она ещё сегодня утром положила Библию. Библии не было. Кто взял её? Кто в этом доме мог интересоваться её Библией? С замирающим сердцем она пошла к тёте:

— Ты случайно не знаешь, куда могла пропасть моя Библия?

Тут Жаклин заметила, как потемнели тётины глаза.

— Знаю, - в голосе тёти звучала угроза. - Этой книге нет места в нашем доме. Она мешает мне служить духам. Она лишает меня волшебной силы. И если хочешь точно знать: я её сожгла. Да, сожгла!

Жаклин не находила слов. Она дрожала всем телом.

— Сожгла? - разрыдалась она и, побежав в свою комнату, бросилась на кровать.

— О Господь Иисус, помоги мне! Ты знаешь, я хочу остаться верной Тебе! - молилась Жаклин.

Теперь ей придётся обходиться без Библии, во всяком случае некоторое время. Многочисленные стихи из Библии, которые она выучила наизусть в воскресной школе, были для неё большой помощью.

Однажды вечером — Жаклин уже собиралась лечь спать — со двора до неё долетели громкие звуки барабанов и множество человеческих голосов. ,,Наверное, снова какой-нибудь чародейский праздник", - подумала она.

Тут в комнату с шумом вошла тётя.

— Скорей одевайся! Сегодня вечером праздник женщин. Я веду этот вечер, и ты можешь помочь мне, - сказала она, схватила оторопевшую девочку, стащила с неё одежду и вынула из шкафа воскресное платье. — Надень вот это! Что ты так смотришь на меня? Что тебе не нравится? Любая другая девочка была бы рада занять твоё место. Ну давай, пошевеливайся!

Тётя толкала девочку перед собой, и так они вышли на задний двор. Там, под аккомпaнемент гремящих барабанов, люди двигались в диких танцах. Посреди двора стоял мужчина с курицей в руках. Курица барахталась в смертельном страхе, отчаянно глотая воздух. Предчувствовала ли она, что будет принесена в жертву духам?

Внезапно ритм барабанов изменился. Они зазвучали глухо и тяжело. Что-то зловещее витало в воздухе. Ночь казалась ещё более тёмной, чем до этого. Лишь несколько небольших ламп слабо освещали двор. Танцующие окружили тётю, Жаклин и мужчину с курицей. Жаклин чувствовала множество устремлённых на неё и чего-то ожидающих взоров. Тётя схватила курицу и протянула её Жаклин.

— Держи её, когда её будут резать! - сказала она и льстиво добавила: - На тебя падёт особое благословение. Делай, что я тебе говорю!

Как поступить Жаклин? Убежать она не могла. Держать курицу и получить особое благословение — нет, этого она не хотела ни за что на свете. А может быть, всё-таки поступить так? Просто сделать то, что говорит тётя, а в сердце продолжать верить в Иисуса? Она почувствовала, как мягкий внутренний голос манил её: „Подумай о своём образовании, Жаклин! Такой возможности у тебя больше никогда не будет. Не будь глупой. Чего ты ещё колеблешься?"

Жаклин медленно подняла правую руку, чтобы взять курицу. Но, ах! Какая она стала тяжёлая! Вдруг в её ушах совершенно отчётливо зазвучали слова отца: „Помни: твоя вечная жизнь важнее, чем хорошее школьное образование!"

Нет, она не хочет отрекаться от Иисуса! Никогда! Если она возьмёт сейчас курицу, то ей придётся встать па сторону сатаны. Не обращая внимания на настороженную толпу людей, она громко воскликнула:

-— Нет, я не могу! Господь Иисус, помоги мне!

— Тогда убирайся отсюда, глупая! - свирепо прошипела тётя, презрительно оттолкнув её.

Шатаясь, Жаклин пробралась сквозь объятую ужасом толпу в дом. ,,Бежать, бежать отсюда!" — пронеслось у неё в голове. Сразу на следующий день она послала отцу сообщение: „Пожалуйста, заберите меня отсюда! Только быстрей! Ваша Жаклин".

Отец не заставил себя ждать. И вот Жаклин снова дома. Все были рады её видеть: отец, мать, братья и сёстры. Окружив её и перебивая друг друга, они просили:

— Рассказывай, Жаклин, рассказывай!

И Жаклин рассказывала обо всём: о школе, о тёте, о сожжённой Библии, об истории с курицей.

— Храбрая Жаклин! — произнёс отец и, взяв её руку, твёрдо пожал её. — Ты выдержала испытание. Ты осталась верной Господу. Я уверен, что Он поведёт тебя самым лучшим путём.

Теперь Жаклин помогала матери по дому и в саду. С большой радостью она рассказывала об Иисусе детям в воскресной школе. Но глубоко в душе ей очень хотелось ходить в школу и получить хорошую профессию. Чем старше она становилась, тем чаще она уединялась в укромном местечке под кофейными кустами. Наблюдая за пташками, купaющимися в песке, она думала: „Если Бог так заботится о птицах, неужели Он не позаботится и о моей жизни. Нет, она не жалела, что не послушалась тётю и осталась верной Иисусу, даже если ей и пришлось дорого за это заплатить. Жить с Иисусом было для неё прекраснее всего на свете.

Однажды - Жаклин тем временем исполнилось 18 лет - к ним снова приехал гость, на этот раз это был пастор из соседней деревни. Он принёс письмо и объявил:

— Я принёс с собой бланки для желающих записаться в миссионерскую школу. Посмотрите на них! В этой школе готовят верующих учительниц по домоводству. И стоит обучение недорого. Не хотите ли вы отправить туда Жаклин?

Жаклин онемела. Украдкой бросив взгляд на отца, она заметила, как он озабоченно сморщил лоб — признак того, что он напряжённо о чём-то думал. Затем он взглянул на дочь, подмигнул ей и торжественно произнёс:

— Ну что ж, дитя моё, один раз ты уже выдержала испытание. Теперь Бог дарит тебе новую возможность проявить свою верность. Мы запишем тебя в школу, ты согласна?

Жаклин подпрыгнула от радости и бросилась отцу на шею. Она прилежно училась и стала хорошей учительницей по домоводству. Но первое место в её жизни — это она твёрдо решила — всегда будет занимать Иисус.

Архив