+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Менора 2, 2004 г.

Притча о хлебе

Сергей Куликовских

Недалеко от одного города была большая мусорная свалка, на которой жили нищие люди. Чтобы жить в городе, необходимы деньги, а их-то как раз у них не было. Свалка была единственным местом, где им можно было хоть как-то существовать. Люди привыкли к тому, что они никому не нужны. Такое положение рождало в некоторых ожесточение, кому-то было все равно, и так как надежды и выбора ни у кого не было, то жизнь на свалке они стали налаживать сами.

Время от времени приезжали большие грузовики и выгружали «свежий» мусор. Это был единственный праздник, так как можно было чем-нибудь поживиться. Жили они там уже очень долго, так долго, что и забыли уже, откуда они родом. Со временем из-за питания отходами и грязи начали появляться болезни, и люди стали умирать молодыми. Но так как здоровых уже ни одного не было, то это воспринималось, как само собой разумеющееся, так что никто не осознавал своей болезни и воспринимал раннюю смерть как нормальное явление.

Однажды в город приехал богатый человек по имени Добродетель. Он славился не только своим богатством и предпринимательством, но еще и тем, что всякую свободную копейку использовал для помощи бедным людям. Да и в город он приехал с одной только целью – помочь этим людям, домом которых стала городская свалка. Добродетель, в отличие от горожан, не считал ниже своего достоинства общаться с нищими людьми, за что люди его круга недолюбливали его и не стеснялись публично эту неприязнь показывать. Но никто не осмеливался меряться с ним силой: успех никогда его не покидал, и в обиду себя он не давал. Он знал, что люди, которые живут на свалке, больны и нуждаются в помощи. Он купил для них большой дом, чтобы всем хватило места, позаботился о местах обучения труду, чтобы они могли войти в новую жизнь, свободную от унижений и болезней, а также предоставил им лекарство, которое не только укрепляло здоровье, но и давало силы. Для того чтобы лекарство не было таким горьким и чтобы не отпугнуть им людей, он решил подмешать его в тесто и испечь хлеб. Хлеб получился вкусным, хотя и с горчинкой, но самое интересное, что хлеб этот не черствел и не плесневел.

Придя однажды с хлебом на свалку, Добродетель не удивился, что на него мало кто обратил внимания, каждый был занят своим делом, а его машина не напоминала грузовик с мусором – единственное, что могло нарушить размеренный ход их жизни. Кто-то что-то искал в мусоре, кто-то что-то продавал, кто-то что-то у кого-то отбирал, кто-то просто бродил. Складывалось впечатление обычной городской жизни, только на свалке. Добродетель не стал ждать, пока его заметят, и громко обратился к жителям свалки:

– Радуйтесь! Я принес вам хлеб! Вам больше не надо терпеть голод. Берите, ешьте и идите за мною, я выведу вас из этого ужасного места, где грязь и болезни, унижение и смерть, голод и холод. Я приготовил вам кров и работу, а кто желает, тот сможет пойти учиться.

Тут некоторые обратили на Добродетеля внимание, постепенно собралась толпа людей, смотревших на него с удивлением и недоверием. Другие продолжили свое занятие, от которого временно оторвались.

А один, состоятельный по меркам свалки, вышел из толпы и громко сказал:

– Я хочу купить весь твой хлеб. Назови свою цену.

Добродетель посмотрел в гордые глаза глупого «богача» и ответил:

– Этому хлебу нет цены, но я даю его даром. Да и что ты можешь мне предложить? Какой выкуп ты можешь дать за себя?! Во сколько оценишь свою жизнь?

Никто не ожидал такого ответа. Еще никто не говорил с такой властью, как этот чужак.

«Богатый» нищий понял, что совершил глупость, задав такой вопрос, и возненавидел за это Добродетеля. Смешной, по мнению жителей свалки, разговор перерастал в нечто серьезное. Почти каждого ответ Добродетеля заставлял задумываться о своей жизни. Но многие посчитали предложение Добродетеля чем-то непонятным, сложным. Между тем кто-то заинтересованно крикнул:

– А что нужно сделать, чтобы получить этот хлеб?

Добродетель ответил:

– Выйди из толпы и возьми этот хлеб, ешь и иди за мной, и будешь исцелен.

Тут был некто, который любил все исследовать, испытывать и узнавать, – очень любопытный человек. Его давно терзал вопрос: «Ну как же это действует?»

– Интересно, интересно... – сказал он, не обращая ни на кого внимания.

Понюхав хлеб, надкусив чуть-чуть, пожевал, выплюнул и направился опять в сторону толпы. Но тут Добродетель его окликнул:

– Он не принесет тебе пользы, если ты его не съешь и не уйдешь с этой свалки!

– Как же можно так легкомысленно поступать?! Я должен сначала узнать, как это действует, испытать на животных, и лишь потом я смогу быть уверенным, что это можно есть, – ответил любопытный человек.

– Ты думаешь, у тебя есть на опыты время? – спросил Добродетель.

Но любопытный человек посчитал ниже своего достоинства ответить на этот глупый, как ему показалось, вопрос и с недоуменным и недовольным лицом отправился дальше, скрывшись в толпе. Тут кто-то не выдержал и выкрикнул:

– Что это за ерунда такая: «особый хлеб»? Подумаешь!.. Он, видно, не зря хлебушек нам задарма отдает, видать, заманить куда-то хочет, он нас хочет заставить пахать на себя! Хлебушек, поди, себя окупит, если мы на него бесплатно работать будем! Нет уж, мы не дураки! Не на тех напал!

Вид этого человека был страшен, живого места на нем почти не было, выглядел он, как обгорелая головешка. Добродетель понимал, что тому уже осталось жить недолго, что он, как никто другой, нуждается в хлебе – целительном, животворном. Но заставить Добродетель никого не мог, да и не хотел.

В толпе опять поднялся шум.Тогда Добродетель строго и с горечью воскликнул:

– Все вы умираете от болезней и ран. Отбросы, которые вы почитаете за еду, тот образ жизни, который вы ведете и который не можете изменить, отравляют вас и являются источником ваших болезней. Но если вы будете есть этот хлеб и выйдете отсюда со мной туда, где я, тогда исцелитесь и будете жить жизнью свободной, а не жизнью рабов. Отчего вы стали такими? Отчаяние и злость затмили вам глаза! Слушаете, но не слышите! Смотрите и не видите! Еще недолго, и от вас останется один прах! А я жизнь вашу спасти хочу! Подумайте и рассудите: истину я говорю вам или лгу, но судите справедливо, так как от вашего суждения зависит ваша жизнь!

Все умолкли, и в установившейся тишине стал слышен шум ветра. Где-то далеко каркали вороны, как бы предвещая чью-то смерть... И вдруг один, самый бедный из жителей свалки, неуверенно пошел в сторону Добродетеля. Тот улыбнулся и протянул ему хлеб:

– Ну, смелее... Вера твоя не напрасна!

Из толпы между тем неслись возгласы осуждения, обличения, предупреждения. Но несмотря на крики, человек тот продолжал идти. Он чувствовал, будто каждое слово, которое ему говорили, вонзалось ему в спину, но он все равно шел. Ему нечего было терять. Главное – он верил, верил каждому слову Добродетеля.

Когда он подошел к Добродетелю, все вдруг замолчали. Добродетель улыбнулся и подал ему хлеб. Бедный человек посмотрел Добродетелю в глаза, и все сомнения, которые его еще терзали, вдруг исчезли. Не было больше толпы, не было больше свалки, а только Добродетель и хлеб. Осторожно взяв хлеб, он стал есть. После первого кусочка он уже не чувствовал горечи в хлебе. Горечь прошлой жизни была куда сильнее. И вдруг на глазах у изумленных людей раны его стали затягиваться, цвет кожи изменился, и она стала подобна младенческой. Он почувствовал прилив сил и энергии.

Из толпы тем временем продолжали доноситься крики недоверия и сомнения.

– Этого не может быть, потому что не может быть никогда!

– Все очень просто объясняется! Это обычный фокус, кожа у него ненастоящая, нас опять дурачат.

Еще кто-то хотел было взять хлеб из рук Добродетеля, но брать грязными руками было как-то неудобно.

– Ничего страшного, хлеб очищает, возьми, и сам увидишь, – сказал Добродетель.

Но человек этот побоялся, он решил, что еще не готов принять хлеб. Вот когда руки будут чистыми, тогда можно. Только вот беда: нигде не было чистой воды. Еще кто-то, кто собрал много разного добра, наконец решился попробовать исцелиться. После того как хлеб был съеден, он почувствовал облегчение, но так как бросать все это добро ему не хотелось, он тут же возвратился назад. Это свело на нет все целительные свойства хлеба, так что снова появились раны. Так он и не решился: то на добро свое посмотрит, то на хлеб.

А исцеленный бедняк вместе с Добродетелем призывал:

– Поверьте, и вера ваша не будет тщетна!

Но никто не хотел их слушать. Исследователь все еще ломал голову, пытаясь выяснить подробности. Кто-то бегал в поисках чистой воды. Другие надеялись на исцеление собственными силами. Некоторые бросали злобный взгляд недоверия, а кое-кто ухмылялся. Большинство же уже и забыли, о чем был разговор. День уже клонился к вечеру. Добродетеля и исцеленного никто не слушал. Добродетель взял исцеленного с собой. Несмотря на печаль потери большинства людей, он все-таки радовался, что нашелся хоть один, который откликнулся на его призыв.

Конечно, исцеленный чувствовал себя одиноко. Он спросил Добродетеля огорченно и с некоторой ноткой тревоги:

– Неужели только я один спасся?

– Не нужно огорчаться, свалок еще много, если хотя бы с каждой из них спасется по одному, то и тогда можно сказать, что задуманное удалось. К тому же знаю – ты не последний! – ответил Добродетель.

Спасенный вскоре набрался сил и, став самостоятельным, наслаждался полноценной жизнью.

Он часто приходил к Добродетелю, чтобы вместе с ним посещать нищих и больных людей на свалках города, предлагая чудесный хлеб и неся добрую весть об исцелении и надежде на новую жизнь.

Архив