+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Менора 2, 2004 г.

Эсхатологические ожидания иудеев в I в. н.э.

Александр Мень

Со времен обетований, данных еще первому еврею Аврааму, иудеи были ожидающим народом. Уже в песне Иакова употребляется понятие «последних дней» (Быт. 49:1 – eschaton ton hemeron). Исход как событие, определившее еврейскую ментальность, был первым из трех периодов познания Бога в истории Израиля (исход, пророки, плен). Познание Яхве стало центром библейского, в первую очередь – ветхозаветного, повествования и центром замысла Бога (ср. Исх. 6:7; 7:5; Ис. 52:15; Рим. 15:21). Поэтому вся история Израиля стала своеобразным полигоном для осуществления Божьего замысла; в ее конце (эсхатоне) последняя битва утвердит окончательное торжество Бога евреев над царями всей земли (ср. Откр. 16:14).

Эсхатологические ожидания евреев обострились после 63 г. до н.э., когда Помпей Великий штурмом взял Храмовую гору (Тацит. История, V, 9; Иосиф Флавий. Иудейская война, I, 7, 2), и выразились в появлении апокрифических Псалмов Соломона, об истоках которых Оегема пишет следующее: «Иерусалим и синагогальная служба фарисейских кругов были Sitz im Leben этих Псалмов». О поступке Помпея, вошедшего во Святое святых, еврейский историк Иосиф Флавий писал, что «среди бедствий этого времени ни одно не повергло народ в такой ужас, как обнажение перед чужеземцами святого места, дотоле защищенного от посторонних взглядов». Хотя Помпей «в силу своего благочестия» не ограбил храма, все же «Иерусалим он заставил платить дань» (Иосиф Флавий. Иудейские древности XIV, 4, 4).

После свержения римлянами недавидовской династии Хасмонеев в Иудее правил идумеянин Ирод Великий. Поставленный на царство еще Марком Антонием и оставленный править Августом, Ирод не пренебрегал никакими средствами для укрепления собственной власти – ни лестью, ни насилием. Так, он назвал одну из иерусалимских башен в честь Марка Антония и посвятил новые храмы и города Августу, казнил всех (за исключением одного фарисея) членов синедриона, сорок пять человек саддукеев из числа приверженцев царя-первосвященника Антигона и непокорных фарисеев. Опасаясь за восстановление рода Хасмонеев, из которого происходила его жена Мирьям, он приказал утопить во время купания в реке ее младшего брата, первосвященника Аристобула, казнить саму Мирьям и задушить двоих рожденных от нее сыновей – Александра и Аристобула. Через десятилетие после смерти Ирода, наступившей в 4 г. до н. э., Иудея была превращена в провинцию под управлением прокуратора.

Проводя политику религиозной терпимости к покоренным народам, римляне все же испытывали чувство особой неприязни к евреям. Это порой выражалось в прямом оскорблении их религиозных чувств. Так, если Помпей только вошел в Святое святых храма, то жадный и завистливый Марк Красс «для нужд похода против парфян... изъял из Иерусалимского храма все золото» (Иосиф Флавий. Иудейская война, I, 8,8). По мнению Цицерона, Помпей не ограбил храма из простого чувства порядочности: «Я не думаю, что его остановило благоговение перед религией иудеев, притом религией врагов, скорее, это было чувство чести». И в дальнейшем римляне проявляли пренебрежение к религиозным чувствам тех, кто своей вездесущностью и активностью вызвал реплику Цицерона: «Мы должны были... поставить государство выше иудейской толпы, бушующей порой в народных собраниях». Понтий Пилат, не отличавшийся особой любовью к евреям, внес неприемлемые для них «изображения императора на древках знамен» и «сделал это без ведома населения, вступив в город ночью» (Иосиф Флавий. Иудейские древности, ХVIII, 3, 2). Калигула же превзошел всех своих предшественников по части унижения евреев, приказав поставить в храме свое изваяние для поклонения.

Желание скорого конца было настолько очевидным, что перед Пасхой римский прокуратор лично вводил в Иерусалим дополнительный гарнизон. Именно его жестокие действия по отношению к галилеянам скорее всего отмечены в Евангелии от Луки (13:1). Этот праздник, кроме всего прочего, был еще и временем ожидаемого возвращения Илии. «Илия должен прийти прежде и устроить все» (Мф. 17:11), то есть приготовить Израиль (в том числе и с помощью чудес) к принятию Мессии через национальное примирение (Мал. 4:6) и устранение разногласий между теологическими школами. Более того, Илия будет послан на землю «перед приходом дня Яхве, великого и страшного» (Мал. 4:5). Поэтому приход любого чудотворца или явного харизматического лидера вызывал пристальный интерес у иерусалимских иудеев (Ин. 1:19), которые идентификацию личности Иоанна, появившегося из пустыни (Лк. 1:80), начали вопросом: «Ты Илия?» (Ин. 1:21). Суть же вопроса была даже не в идентификации личности Иоанна; религиозный истеблишмент желал выяснить, не наступило ли время Мессии (Ин. 10:24).

В ходе исторического развития еврейского государства «исход» стал понятием не географическим, но политическим. После потери независимости в результате римской оккупации евреям некуда было бежать, так как они находились на обетованной земле. В неоднородном еврейском обществе, уже в III в. до н. э. разделившемся на эллинистов и верный остаток, появилось несколько подходов к решению этой проблемы.

1) Компромисс. Аристократическое священство и представители знатных или богатых родов (саддукеи и иродиане) предложили путь компромисса с языческим окружением, известный еще со времен Антиоха IV Эпифана (1 Мак. 1:11). Именно первосвященники кричали римскому наместнику: «Нет у нас царя, кроме кесаря» (Ин. 19:15), а их сторонники, ранее искушавшие Иисуса вопросом о подати (Лк. 20:22), выдвинули обвинения против Иисуса в том, что Он как помазанный царь призывал якобы не платить налоги римлянам (Лк. 23:2).

2) Двойственность. «Отделенные от иноземных народов для изучения Торы» заняли двойственную позицию: признавая божественное происхождение всякой государственной власти (Рим. 13:1) и при случае прибегая к ее услугам (Деян. 18:12; 25:11), они тем не менее порой проявляли упорное, вплоть до смерти, сопротивление своим же царям. Получив же от римлян некоторую автономию (Ин. 11:48–50), они даже пытались остановить народный мятеж в Иерусалиме в 66 г. н. э., так как считали, что освобождение должно быть эволюционным, а не революционным.

3) Радикализм. Ревнители отделились от своих городских единоверцев («крашеных») и удалились в пустыню, где в пещерах («потаенных комнатах») ожидали пришествия помазанника для последней битвы (ср. предостережение Иисуса от подобных ожиданий в Мф. 24:26); наиболее радикальные из них, зилоты, отказывались платить налоги, считали своим царем только Господа Бога и предлагали ускорить приход Мессии началом военных действий.

Но все эти группы ждали прихода Мессии и «последних дней».

Когда пришла полнота времени,Бог послал Сына Своего.

Гал. 4:4

Архив